Порно рассказы
20 ноября 2013 в 10:11
Категория: Писающие

Урок выживания


Славик и Серега незаметно шагали между торговыми палатками местного рынка, на котором были определены в качестве смотрящих за порядком, они ни с кем не здоровались и ни к кому не обращались, но люди знали, что в случае проблем обратиться нужно именно к ним. Сбор дани, который ребятки с крепким телосложением проворачивали, торгашей сильно не ущемлял и безопасность крепыши с бойцовским прошлым организовывали на высоте. Серега в прошлом был мастером спорта по каким-то восточным единоборствам, ростом почти под два метра, руки покрыты венами и устрашающими татуировками, нижняя челюсть слегка выдвинута вперед, будто это выдвижной ящик письменного стола, походка свободна, легкая, он всегда был спокоен как танк в засаде. Напарник наоборот был сверх меры подвижен, импульсивен, во время разговора махал руками, которые больше напоминали колотушки для отбивки мяса, огромные плечи, могучий торс со спиной, которая могла бы послужить взлетной площадкой для небольшого вертолета, дерзкая улыбка всегда на лице и острый, въедливый взгляд. Славик в прошлом был борцом, который попытал несколько раз счастья на профессиональном ринге по смешанным единоборствам, но потом понял, что этот кровавый спорт в России был лишь отмывкой денег и не сулил высоких вершин в то печальное время. Оба друга только вернулись после двухнедельного отпуска, шли поигрывая мышцами по рынку, словно по пляжу цепляя девчонок, кожа их приобрела бронзовый загар и оттого вся мускулатура стала казаться визуально еще больше, отточенной и сухой как у бодибилдеров.

- Ребят, тут проблема у нас, - обратился от лица всех плативших "дань" мужичок из палатки с турецким ширпотребом!
- Говори о своей проблеме! - громким басом сказал Серега.
- Цыгане на рынке нарисовались, людей обирают. Одному нашему за сделанное замечание по глазам лезвием ударили, парнишка ослеп на один глаз.
- Цыгане? Ненавижу блядь цыган! - обозлился Слава. - Они когда-то моей соседке, молодой девчонке так руку позолотили, что та отдала все копленные сбережения и украшения за одно. Потом на больничку слегла от инсульта. Лицо перекосило после, а девка-то красивая была.
- Где ходят эти черные упыри? - собранно и рассудительно поинтересовался Серега.
- В другой части рынка, где продуктовые палатки. Там людей больше всегда, вот они в толпе и шныряют. Мы говорили, что у нас есть "свои" порядки, но нас грубо обматерили и пригрозили, мол, язык отрежут, если проболтаемся. Их там много, бабы от стара до млада, они рабочие пчелки, и несколько крепких парней с ножами приглядывают со стороны за безопасностью своих работниц.
- Серег, рога давай-ка обломим этим черножопым? Достали уже! - хрустя пальцами в кулаке предложил Славик.
- Кулаки хочешь размять? А ведь можно оружием припугнуть, сдрыстнут аж бегом!
- Нужно преподать им урок, чтобы нос сюда боялись сунуть. С оружием или без такового...

Парочка товарищей подлетела к толпе цыганок, шедших по центральному ряду в своих разноцветных длинных по пяты юбках, дешевых ярких украшениях для отвлечения внимания, разговор состоял из нанесения наиболее сокрушительных ударов по отвратительным и неприятным женским физиям, от ударов ног у нескольких старух хрустнули ребра, все самки бросились врассыпную, но Славик успел схватить за шиворот двух молодух и швырнуть их в одну из палаток с приказом "придержать у себя этих гнид". Серега видел, как трое парней с черными волосами бросились к нему, доставая из карманов что-то блестящее на солнце, но такие фокусы ему были знакомы. Сокрушительным ударом ноги он сломал челюсть впереди бегущему смельчаку, этот глухой хруст заставил испуганных покупателей и продавцов скорчить лица от омерзения, у раненного кусок скулы торчал из щеки, на кончике кости свисал кусок мяса и сочилась кровь. Второй цыган отхватил с вертушки и его тело пару метров пролетело по воздуху, взмыв выше собственного роста, и обрушилось на землю громким ударом, этот выглядел не лучше первого. Третий начал что-то кричать на своем тарабарском, но Славик отправил его в нокаут без урона для здоровья, просто потушил свет точным хуком в височную долю черепа.

- Просыпайтесь, суки! - окотил водой из ведра Серега троицу.
- Отпусти, дорогой, мы больше не вернемся на этот рынок! - взмолился парнишка, у которого кроме его черных зрачков теперь была черной область вокруг обеих глаз.
- Нет, дорогой, тебя люди предупреждали, тогда нужно было слушаться, а ты жадный, наглый, вонючий урод, которого мы сейчас будем петушить бутылкой из-под шампанского, у нее горлышко широкое и длинное, войдет по самое не балуй! - неадекватно среагировал Серега, которого трусило от ненависти и злости к этим паразитирующим обитателям планеты.
- А молодухам устроим показательную порку, чтобы подмывались чаще, а то воняет от вас всех, как от помойки. Неужели трудно ноги вымыть с мылом и морды свои черные вместе с пятками?! - брезгливо поморщил нос Славик.

Парнишка с золотой серьгой в ухе и "золотой" улыбкой трепыхался сильнее всех, пытаясь снять с себя веревки, которые с силой вошли в руки и ноги, оставив синеющие кровоподтеки, даже этому мерзопакостному безработному грабителю было знакомо понятие "петушить" и он четко представлял, что его ожидает в ближайшее время. Его мужская честь могла быть сломлена и он бы стал не вольным цыганом на вороном коне, рассекающем по свободе, а кукарекающим петухом, которого аморально оттрахали в очко, перспектива не из лучших! Как ссыкливое убожество, он начал мочиться в штаны, от чего парням стало смешно, их голосистые смешки вырвались за пределы сарая, который стоял в заброшенной деревне в нескольких сотнях километров от города. Сюда парни иногда вывозили несговорчивых товарищей, а потом с ними проводили нравоучительные беседы и воспитательные работы, после которых вторая сторона становилась как шелковая и слушалась крепышей как родителей дети. Сейчас весь процесс был полностью под контролем Сереги и Славы, им не терпелось свершить что-то эдакое, мерзкое и неприятное для новых постояльцев, кулаки так и чесались, но деликатный подход всегда ранит хуже физического воздействия. Они пробыли в полуразрушенном доме несколько часов, время было за полдень, от жары тело начинало изнемогать.

- Я хочу пить, - простонала одна цыганка, чье худое лицо вытянулось еще сильнее и большие округлившиеся глаза смотрели гипнотизирующим взглядом.
- Рот открывай, я тебя угощу лакомством! - хитро улыбнулся Славик и шмыгнул всей носоглоткой, собирая слизь зеленого цвета.
- Воды! Дайте воды - дернулась киска и попыталась выпустить коготки в направлении лица мучителя.
- А чем тебе грязная шлюха мои сопли не подходят? Они вкусные, ты попробуй!

Он заржал громче, чем это мог сделать адекватный человек, а потом с силой ударил носком своего кроссовка под дых девушке, которая закашлялась и получила сильнейшую одышку из-за нехватки кислорода. Славик увидел рядом со старым, грязным, пружинным матрасом с отчетливыми пятнами мочи самодельную воронку, которая была некогда пластиковой бутылкой, он не морщась от брезгливости поднял ее и вставил между темных больших губ черномазой попрошайки приспособление.

- Выплюнешь, ухо оторву... или отрежу! Нет, наверное оторву, заодно и силу своих рук проверю! - снова заржал Славик. - Как думаешь, локаторы твои грязные отделятся от пустой башки?
- За что вы так с нами? Совсем цыган за людей не считаете? - начал давить на жалость самец грубым голосом, у которого от страха уже начало свербеть в заднице.
- Петушок, чего раскукарекался, до тебя черед тоже дойдет! - гневно кинул Серега ногой в бок цыгана, прогибая его податливую грудную клетку с последующей деформацией внутренних органов. - Тебя тоже напоим, а перед тем землю жрать будешь, если захочешь жить!

Славик глядел в глаза, которые говорили "Русский, я тебя ненавижу, а если вырвусь, то вцеплюсь зубами в глотку и вырву твой кадык!", его мочевой пузырь был давно переполнен из-за выпитого сока, поэтому моча быстро полилась в воронку и стала скапливаться там из-за высунутого вперед языка грязной чушки. "Стесняется глотать, брезгует моим яблочным соком! - кинул он другу и зажал девушке нос, направляя горлышко глубоко в ее разработанную глотку. - А так и стесняться сразу перестала! ". Его член размером со шланг пожарного автомобиля вливал золотую, горячую жидкость, журчание вызывало белые мурашки на коже цыганвы, которая влипла в неприятности по собственной глупости. Разве можно было так самовольно врываться на чужую территорию, пусть и брошенную на пару недель, устанавливать свои законы, круша чужие правила, находящиеся в полной идиллии с местной публикой? Этот черный от природы и не имеющий родины колорит не имел права на такие поступки, а теперь у них нет шансов высвободиться и потом кому-нибудь нажаловаться! Даже вернувшись к своим, они обязательно расскажут о тех зверствах, которые с ними учинила парочка головорезов, и больше никому не захочется иметь дел с бесшабашными русскими.

- Пей, девочка, пей. У тебя все равно изо рта воняло хуже, чем у моей собаки, которая себе письку по утрам вылизывает! - глумился Славик. - Как считаешь с подругой-сестрой своей по картонной коробке, в которой вы спите ночами, нужно поделиться? Я думаю, что жадничать нельзя, ведь ей тоже нужно горло промочить!
- Славик, она напилась уже, скоро все назад полезет! - пошутил Сергей, доставший из салона не раскупоренную бутылку шампанского. - Вот думаю, смазать жопу этому Махарадже или на сухую вогнать?
- Ты чего, разве мы звери? Смажь, конечно, там где-то антикоррозионная жидкость была, лучше масла с этой задачей справится и перчатки там же посмотри!

Вторая девка давилась направленным "золотым дождем", она впервые потчевалась человеческими испражнениями, которые попадали не только в рот, но и каплями брызгали из огромного члена ей на лицо. Трио было деморализовано, семья, цыганский барон, родственники, никто не знал, куда двое громил увезли их на черном внедорожнике с непроглядной тонировке, причем всех троих закидывали в багажник как куски мяса, хотя по сути цыгане и являлись падалью, которую можно лишь пинать ногами по гениталиям и ребрам.

- Там во дворе около будки я видел мощную собачью цепь, кажется волкодава на таких держат, хрен порвешь. Схожу, принесу, закуем этого голубчика перед "Цыганочкой", а то боюсь разорвет он при знакомстве со своим любовником веревки! - сказал Славик, струшивая с конца последние капли мочи и вытирая крайнюю плоть о щеку замухрыжки.
- Смотри, сейчас отхватит твою колбасу, станешь девочкой! - пошутил подобревший Серега, вернувшийся от своего внедорожника со смазкой для анального тест-драйва.
- Я ей череп голыми руками вскрою быстрее, чем эта сучка захочет только подумать о нанесении вреда моему малышу!
- Малышу? Я члена больше в жизни не видел и ссал ты им в пасть около минуты или двух. Настоящий альфа-самец!

Когда Славик вернулся с пудовой цепью в руках, цыгане вскрикнули, ею можно было пришвартовать лайнер для кругосветных путешествий, а этот здоровяк легко нес ее в руках, на которых сильно проступили все имеющиеся жилы. При падении метал издал такой устрашающий скрежет, что трио самоуправцев вздрогнуло, больше всего страха было в глазах парня, который понимал, что с ним шутки шутить не станут и сделают все ради показательного надругательства, а если это будет выглядеть не очень унизительно, то добавят несколько жестких штрихов к картине маслом.

- Готов праздновать свой второй день рождения, Будулай? - вертя в руке цыгана как плюшевую игрушку, спросил Серега. - Сейчас твоя задница получит такой шквал удовольствия, что забрызжет им во все стороны!
- Пожалуйста, не надо! - умолял чурка, но его никто не слышал.
- Надо, чавела, надо! Ты заслужил этот великомученический секс, побирушка! И это небольшое возмездие за мою молодую соседку, которую ваши собратья - соплеменники в могилу чуть не отправили. Вот теперь и вы опуститесь на самое дно своего грёбаного чернозадого мира, побываете в шкуре людей, которых вы без копейки оставляете своими набегами.
- Причем тут я?
- Все вы одним миром мазаны. Он сделал, а ты своим очком будешь отдуваться! Задницу небось раз в год моешь? Вот сейчас тебе клизму очищающую сделаю, ты главное не дергайся, чтобы я бутылку внутри случайно не забыл!

Шутка юмора была устрашающей и странной, мало кому в голову пришло бы сделать клизму из шампанского, а потом дать все содержимое вместе с экскрементами направить в лицо бедным двум цыганкам. Нерусское отрепье душещипательно трепыхалось и чем сильнее была встряска, тем активнее пенилось шампанское, наполняя бескомпромиссно разорванный задний проход взвывшего по-волчьи паренька. Влага под большим давлением поступала в прямую кишку, спрессовывала находившиеся там нечистоты, а потом с силой вырвалась наружу, обдавая лицо одной из двух цыганок, она морщилась и пыталась увернуться от потока желтых брызг, но все-таки некоторые капли попали точно в цель. Вторая волна испражнения была самой мощной, из очка било как из брандспойта, толчков было несколько и после последнего содержимое полилось на возбужденный член сокрушенного взбучкой пленника.

- Гляди, у него встал! По ходу нравится, когда в шоколадный глаз тыкают! - злорадостно подметил Славик, водя средним пальцем руки в сжатом кулаке другой конечности.
- На сфинктер просто надавило горлышко, вот возбудился, но грех таким делом не воспользоваться. Так, ты дорогуша, - указал пальцем Серега на остававшуюся сухой цыганку, - соси у своего собрата.
- Я не буду - гнусавым голосом начала огрызаться инородная, нерусская девушка.
- Будешь, иначе будем трахать тебя в зад, пока волосы на голове не поседеют!

Серега вынул у парня из заднего прохода отодранного в высшей мере цинично бутылку и вылил ему на голову остатки шампанского, потом с силой схватил чиксу за шею и сдавил настолько сильно, что его пальцы начали хрустеть. Попытки сопротивления оказались бесполезными и ущербная, кривозубая девчонка принялась работать ртом на грязном перце, нарушая все известные постулаты цыганского вольного существования. Чмокала обиженному и униженному чудаку губами по члену, а тот непонятно стонать от чего стал - от боли в проходе или накатывающей волны экстаза от приближения семяизвержения. Любовная подлива с силой начала наполнять глотку членососки, которая от пульсации детородного органа расширялась еще больше, она сама сообразила, что сперму придется глотать сразу, иначе русские парни вынудят слизывать ее с грязной земли.

- Яхонтовая моя, нравится тебе вкус? Может быть и наши члены пососешь? - разошелся Славик.
- Прекращай, я этих чушек грязных трахать не стану, от них воняет как от кучи дерьма! - проявил антипатию Серега, отворачивая лицо в сторону. - Тут метрах в двухстах есть озеро, вода с мылом сделают это подобие человека чище и опрятнее, отведи суку помыться и подмыться. А я с этими голубками еще поработаю!

Славик накинул на руки первой девице, которая искупалась в фонтане анальных брызг, веревку на шею, руки плотно завязал за спиной, на темной коже шоколадно-коричневого оттенка даже не видно было светлых пятен. Он повел ее как псину на принудительное купание, не забыв прихватить кусок мыла с целью его принудительного использования. Бугай шел впереди и часто поглядывал на запуганную молодую цыганку, которая повиновалась его требованию как послушный щенок на привязи, которого хозяин смыкал каждый раз едва тот сбивался с указанного маршрута. Вся горечь падения в ее душе не вместилась бы в душе одного человека, а после резкого броска ко всему прочему унижению добавилась еще и невыносимая физическая боль. Едва они подошли к берегу, как тело цыганки полетело в мутно-зеленую воду - звериная сила Славика заставила его перекувыркнуться и лечь плашмя на спину, в груди и дышле от удара начало саднить, а тощие бедра выровнялись параллельно друг другу и несколько секунд девушка не подавала никаких признаков жизни, кроме кряхтения.

- Давай, псина, умой морду свою грязную. Вонять перестанешь или твоя цыганва тебя за свою тогда считать перестанет? Живете как свиньи или даже хуже! - с ненавистью в голосе крикнул Славик. - Быстро снимай свои лохмотья!
- Это тебе аукнется, русский, проклятие на тебя пошлю, весь род твой будет страдать! - наполовину понятным русским языком с акцентом сказала молодуха.
- Я сейчас вмажу тебе между ног, так у тебя этого потомства вообще не будет, а рожу в месиво превращу, чтобы было за что тебе подаяние давать. Сняла свое разноцветное отрепье и начала мыться вот этим куском мыла. Выронишь его, заставлю нырять как водолаза, пока не отыщешь!

Девчонка послушно мылила свое стройное тело, которое в бликах воды приобретало некую привлекательность и напоминало тело знойных бразильских мулаток из Южной Америки, ее грудь с темно-коричневыми сосками так и просилась быть измятой крепкими русскими руками, а на лобке красовался густой слой черных с синим отливом волос, которые произрастали со стороны бедер. Помимо лобка густая поросль украшала ноги и задний проход чужеродной членососки, анус тоже густо покрывай слой синевы, образовывая гнездо, ноги и подмышки были омерзительно некрасивыми из-за непривычной небритости. Цыганка крепко вонзила грязные ногти в кусок мыла, что бы оно не выскользнуло и не уплыло в глубину, средство для гигиенического ухода за телом создавало густую пену на волосах, которая быстро стекала под воздействием воды.

- Вас что, с детства не приучают мыться? Ходите как оборвыши! Смотри какая симпатичная становишься благодаря обычному куску хозяйственного мыла - произнес Славик после раздумий о творимом бесчинстве своего напарника, который уединился с парочкой в доме, им явно приходилось несладко.
- Мы вас не учим жить, а вы в наши устои не лезьте. Наши мужчины вас накажут! - закипала в гневе девушка.
- Пригоните к нам несколько своих торпед, всех опустим, сделаем из них девок. В наказание заставив друг друга пороть в зад своим грязным, невымытым членом, пока сперма из ушей у каждого не начнет течь, а потом отпустим. Так что, милости просим! А сейчас становись раком и при мне мой свои вонючие дырки.

Цыганка не без удовольствия намылила два пальца руки и в знакомой позе стала их вонзать себе в промежность и прямую кишку, Славик приказал мастурбировать и вымывать дырки, пока ему не приспичит остановиться, но, видимо, удовлетворение интереса не было достигнуто на обычной помывке. Он приказывал глубже и чаще вводить пальцы в промежность, иногда переключал взгляд на попку, которая у цыганки уже горела огнем, внутри бурлила кипящая кровь, а оргазм заставлял сикнуть несколько раз струей мочи в озерную воду, приобретавшую мутно-белые тона. "Очуметь, моется в этой воде и тут же ссыт в нее, полнейшая аморальность" - сделал очевидный для себя вывод крепыш. Соски невольницы стали трамплином, по которому быстро стекающая по груди вода, отправлялась обратно в озеро, вишенки твердели и явно стали крупнее, грудь налилась кровью и разбухла. Она повисла около подбородка потаскухи, которая уже без приказов активно мастурбировала одновременно в двух дырках. Поза интриговала мужчину, который вопреки собственным желаниям почувствовал сильнейшую эрекцию, член просился пуститься в пляс, устроить зажигательную вечеринку этой грязнуле, у которой мог быть полный букет различных заболеваний, включая и венерическую хворь.

- Секель вымыла, молодца, в попу трахаться любишь, гляжу. Я тут из аптечки резинку прихватил, так что нашему мирному уединению на лоне природы никто не помешает! - процедил, расстегивая ширинку Славик.
- Нет, меня нельзя насиловать, русский, побойся всевышнего! - взмолилась девчонка, пытавшаяся уйти на глубину, позабыв о веревке на своей шее.
- Сюда иди, шалава богобоязненная. Как людей грабить, так вы не боитесь, а тут моральные устои видишь ли нарушаются, институт цыганского брака разваливается? Позабавимся совсем чуть-чуть и я не спрашиваю, хочешь ты этого или нет!

Сильным рывком руки парнишка, который физически мог дать фору десятерым обычным цыганам, заставил бедняжку вернуться на свое прежнее место, светло-розовые пятки девушки уходили глубоко в озерный песок, вода уже была ниже пояса, потом ниже колен и вот сучка уже лежала навзничь в воде по щиколотку. Отвратительное лицо с неприятной кривозубой улыбкой портило идеально сложенное тело с красиво оформившимися выпуклостями, так и хотелось перед сношением надеть ей на голову кулек, чтобы потом сотворить бесчинство. Славик зашел в воду, придавил цыпочку как щенка ко дну ведра, отыскал одним пальцем женский анус и поддался возлиянию с чужеземной бесстыдницей. Чем сильнее он вгонял поршень, тем сильнее она всхлипывала и делала попытки вырваться, вызывая всплески неконтролируемой агрессии, подпитываемые адреналиновыми вспышками, что создавало предпосылки для еще более жестокого, высокомерного и циничного обращения. После анального секса девушка выглядела изнеможенной как после каторги, ее руки и ноги обвисли, взгляд стал мутный, душа оказалась в клетке, из которой еще долго не сможет вырваться, внутри все болело и пощипывало, ведь таким куканом впервые ее узкую дырку разрабатывал мужчина, вырывая клоки волос стоявших на пути его члена. Она шла виляя бедрами из стороны в сторону, потупив взгляд в пыль на дороге, а Славик шел довольный и счастливый, что преподал такой жизненный урок этой гадкой воровке, его член повял после семяизвержения, но это не мешало одноглазому удаву занять львиную долю узких плавок. Хотелось повторить проделанную работу, но средство контрацепции было в единственном экземпляре внутри аптечки.

- Знаешь, я бы тебя еще раз трахнул, уже по-человечески, а не как грязную скотину, но у меня нет больше презервативов, к превеликому сожалению! - сказал он пленнице, которая шла впереди.
- А без него страшно тебе? Не знала, что такие как ты чего-то боятся, в вас же ничего святого! Будь ты проклят, изувер! - обиженно кинула в ответ несколько слов цыганка.
- Прекрати из себя целку строить, вас же трахают всем табором ваши мужья и парни, потому вы не бреетесь и не моетесь, я другой причины не вижу в вашем ничем не обремененном образе жизни.
- А еще иногда барон заставляет проституцией заниматься. Вы правы, на нас ему чхать, это бизнес и потеря двух-трех работников ничего не поменяет, он просто будет обходить стороной то место, где его ткнули носом.
- И что тебе мешает выйти из этого порочного круга?
- Нас с детства травмируют, делают калеками, чтобы вызывать в людях жалость. Так мы получаем деньги, детей нянчим прямо в переходах, причем не своих, а краденых. Все сидим на наркотиках, которые превращают нас в послушное стадо баранов, а каждый боится пойти вопреки вожаку, потому что у него кто-то остается внутри - родители, братья, сестры, дети. За предательство могут забросать камнями. А после вашего надругательства нам никто не посочувствует и не предложит отвезти в больницу, наоборот, выгонят на улицу просить милостыню, ведь такой ужасный вид вызывает в людях больше человеческого сострадания.
- И что это тебя потянуло на откровенности, дорогуша? Влюбилась что ли?
- Просто хотела глянуть тебе в глаза и понять, какое ты дикое животное!

Она резко остановилась посреди дороги и обернулась, пронизывая своим черным угольным взглядом тело бойца, но тот лишь усмехнулся ей в лицо и сильной подачей ноги толкнул в траву. Его психическая устойчивость помогала сориентироваться в сложных ситуациях, а жалость была таким же незнакомым чувством как любовь, которую Славик утопил еще по молодости в алкоголе, когда одна девчонка разбила ему сердце. Парочка вошла в знакомую обитель, крыша которой давно прохудилась, фундамент начал осыпаться, а вместо стекол на окнах виднелись целлофановые пакеты. Сергей измывался над привязанной веревками к крюку девчонке: ее руки, сцепленные за спиной, оказались выше головы, она висела словно боксерский мешок, носочки ног едва дотрагивались до грязного пола. Цыган лежал в углу, его задний проход украшала темно-зеленая бутылка из-под шампанского, видимо, второй заход в глубины порванной задницы получился болезненным и он просто как ребенок ревел в углу.

- Позабавился с этой цыпой? Как она тебе? - спросил Серега, хлопая ладонью по подставленной ладошке Славика.
- Пять из десяти. Брутальная растительность, узкие дырки, хорошие сиськи ее достоинства, а рожа - главный недостаток, так и просилась съездить ногой.
- Пора ребят опять напоить чем-то вкусным, чтобы аромат нашей мочи напоминал им о таком хорошем дне!
- Да, мне тоже приспичило испражниться. Давай я твоей нацежу золотых капель, а ты мою угости питьевой влагой!
- Идет, а то она какая-то скучная, почти не кричит! - сказал Серега и ухватил за волосы недавно отжученную по полной программе в зад цыганку. - Не понимаю, как ты можешь трахать этих недолюдей, они же как животные в человеческом облике. У обезьян ума больше!
- Решил попробовать экстремальный секс. Больше что-то не хочется!
- Я всегда говорил, русская тёлка лучше любой бабы.

Серега ставил трубкой в рот воронку нимфетке, крепко сдавил челюсть, что у той даже начала хрустеть эмаль на зубах, а потом принялся писать. Кормежка мочой доставляла ему удовольствие, несопоставимое ни с чем, ведь это было крайней степенью унижения после петушения голубка, корчившегося в анальных мучениях. Славик ухватил опущенного парня за волосы и подтащил к ногам висевшей девушке, приказывая встать на своего дружка грязными пятками.

- Давай, урод, облизывай ноги своей подружке, насладись вкусом этого жуткого вонизма, который исходит от барышни. Она ведь тебе сосала член, сейчас у тебя будет шанс ответить ей благодарственным кунилингусом.
- Отпустите, пожалуйста, - парень взмолился, - мы передадим своим, что это ваша территория, туда больше никто не будет соваться!
- Вот и хорошо, сейчас только завершим воспитательные мероприятия и вы будете свободны. Все втроем вернетесь живыми себе в табор и исчезнете из нашего района так же быстро, как и появились!

Славик начал поливать своей брызгалкой в тот момент, когда парнишка открыл рот и сухим красным языком провел по пятке подвешенной принцессы. Моча полностью покрыла его лицо, струя дугой миновала тело, разбивалось о грудь девушки и частыми каплями опадала вниз. После "золотого дождя" учителя заставили двух грязнуль заняться оральным сексом, угрожая избить их палками, - для увещевания хватило одного удара лозины по женским бедрам, которые украсила кровавая полоска. Цыган сморщился, когда оказался около промежности своей соотечественницы, белая слизь на ее половых губах отчетливо виднелась издали, пахло как из отходной ямы. Оральный секс доставлял обоим любовникам столько же удовольствия, сколько и дискомфорта, видимо, этот горячий народ не любит своим языком обрабатывать чужие письки, оно и понятно, ведь когда неделями не моешься, в рассаднике болезней может начать расти всякая живность вроде мандавошек и вшей.

Из блога Ксении Стриженко: Хочу поделиться с вами своей маленькой радостью... У меня таки получилось УВЕЛИЧИТЬ грудь прямо в домашних условиях на 2 размера!!! Помните, я писала примерно 1 год назад, что мне жутко не нравится моя микроскопическая грудь, и просила вашего совета - как увеличить ее? Так вот, перепробовала я все ваши упражнения, таблетки, 25 кадры, массаж и так далее. ЭТО ВСЕ ПОЛНАЯ ЧУШЬ. Не помогает. Грудь не выросла ни на миллиметр... Читать полностью

Читайте порно рассказы вместе с нами!