Порно рассказы
22 декабря 2014 в 03:12

Адская гонка


- Саня, ты готов рискнуть последними трусами? Что будешь ставить?
- Пресс бабок обеспечит мне уважение и первое место на пьедестале уличных гонщиков. А ты, папенькин сыночек, будешь размазан по асфальту как грёбаная сопля!
- Забьемся на бабки или лучше – пусть победитель забирает тачку проигравшего участника!
- Ромашка, твое ржавое ведро, начиненное дорогими штуками, не сравнится с моей ласточкой. Тачка для меня как женщина, а я не ходок, как ты знаешь, блудливый пес. Я однолюб!
- А ха-ха, посмешил. Просто у тебя сосунка второго гоночного экземпляра нет, поэтому и ссышь гоняться в игре с высокими ставками.
- Молокосос, или на бабки гоним или ты сливаешься с полосы, твое место займет достойный соперник?!?!

У Сани, обычного мастера станции технического обслуживания эксклюзивно-экзотических гоночных автомобилей, были счеты с сынком городского богатея, парни уже встречались в гонке за выживание и тогда ублюдочный сынок влиятельного бизнесмена нарочно подрезал его на повороте. Потери от гонки – мятое крыло, изувеченный бампер, вывернутое наружу колесо с разорванной покрышкой, а так же моральное унижение, которое испытал незаурядный гонщик, слывший в среде уличных нарушителей спокойствия под прозвищем «Феномен». Девчонки Саню знали с другой стороны: он слыл пылким сердцеедом, способным удовлетворить хоть нимфоманку, хоть бедную фригидную женщину, при этом «гоняла» всегда уходил от фанаток по-тихому, без скандалов. Утреннее расставание белокурый «жаворонок» с золотистыми ресницами сопровождал готовкой вкуснейшего кофе, завтрака из жареной глазуньи с тостами и прощальной запиской. Каждой своей даме сердца ловелас писал «Ты в моем сердце навсегда, но есть одна пассия, которую я люблю больше – это моя тачка!». Никто из брошенных любовниц не переживал сказанные слова как личное оскорбление, это было похоже на признание в любви с последующей отговоркой, мол скорость и гонки мне важнее отношений. Санек помнил девочек по именам, ни одну лапочку не забывал после секса, всегда перед гонкой приветливо целовал в щеку, отвешивал комплимент, дарил улыбку и блестящий взгляд, обещавший, что когда-то он перезвонит.

- Мое условие, лопух, выбираем из толпы одну девицу, сажаем на сидение пассажира.
- Неприемлемо!
- Погоди ка, ты в себе не уверен, слабак? Боишься расколотить не только тачку, но и мозги невинного человека? Профессионалы всегда доезжают до финиша, в отличие от неудачников!!!
- Я рисковать жизнью даже врага не стану.

Спор разгорался, атмосфера вокруг двух бодающихся баранов накалилась до предела, воздух плавился от амбиций и желания доказать сопернику свою необыкновенную крутизну. Рома знал, что на этот раз заряженный агрегат Санька порвет в хлам его гоночную тачку –взрывная мощь Шевроле Корвета в равной битве порвала бы в клочья начиненного качка Додж Вайпер. Турбины ревели перед стартом, выхлопные трубы извергали языки пламени, закись азота была готова к впрыску, а колеса шлифовали асфальт на всех оборотах – все это было хорошо знакомо ребятам, поэтому сражение велось на моральном уровне с целью унизить соперника и заставить его потерпеть сокрушительное фиаско.

- Я поеду с ним! – вышла из толпы визжащих мокрощелок модельной внешности солидная дама в красном платье. – Выбирай себе любую суку.
- Тётя, ты рискуешь приехать на финиш второй, - зарычал недовольный фортелем незнакомки Роман.
- Он тебя сделает, даже если я ему сосать буду на старте и закрою попкой лицо перед финишем!
- Умора, ты-то вообще, что смыслишь в тачках, овца? – проявил циничную бесцеремонность моложавый хам.
- У твоего трижды перекрашенного барахла всего 1200 лошадок, ты купил тачку у перекупщика по заниженной цене, потому что были проблемы с двигателем, по звуку несложно узнать, что она прошла капитальный ремонт перед этим заездом, но ревет не первоклассным рыком из-за протекания масла. Весит 170 кг, но ты избавился от всего лишнего, облегчив ее до 150 кг, тем самым улучшив аэродинамические качества, только не учел, что баллон с азотом нужно крепить дополнительными хомутами, иначе его будет швырять в багажнике на протяжении всей гонки, вынуждая тебя дрифтовать на поворотах.

- Ого! – присвистнул кто-то из торчавших знатоков автомобилей. - Я на тебе женюсь милая, если ты, конечно, не собираешься отполировать Саньку поршень во время заезда.
- Старуха рубит толк, но рожденный проигрывать не победит у лучшего! – вступилась за Романа длинноногая кудрявая шатенка с аккуратным, практически идеальным личиком.

Схватка с пассажирами по спящим ночным улицам столицы обещала быть жаркой, от ребят, корректирующих направление трассы, поступили звонки о полной готовности, тачки начали изрыгать перегорающее топливо в атмосферу прогнившего, погрязшего в грехах мегаполиса. Саня не понимал, чем он обязан рыжеволосой тётке, ведь раньше с этой фанаткой не было встреч, почему-то он подозревал бывшую любовницу, с которой был интимный контакт. Превосходная осанка, аристократическая жестикуляция, сногсшибательная фигура и потрясающее личико пьянили гонщика хмелем похоти. Чего только стоил разрез на бедре, дарящий взгляду прохиндея открывающиеся чулочки, доходящие едва ли не до самых трусов, декольте тоже сокрушало воображение – там подпрыгнули при усаживании в пассажирское сидение два сочных шара, не способных держаться в лифчике третьего размера.

- Глаза сломаешь, Сашок, ты бы лучше за дорогой следил?
- Моя пружина торчит от твоего вида! – отмороженно заявил водитель.
- Ждешь, что я оторопею от сказанной пошлости? – едко оскалило создание белоснежные хищные зубки сквозь пурпурные губы.
- Извини, но рядом с тобой мысли идут в неправильное русло.
- Во всем виновата биология. О ней я тебе расскажу чуть позже, а сейчас готовься к старту! – хлопнула светлыми ресницами рыжеволосая бестия, устремляя карий взор в ночную пустоту свободной трассы.
- Я всегда готов... побеждать.
- Поглядим...

Только девочка вскинула руки, давая заядлым противникам команду давить педаль газа в пол, как парни резво дернули колымаги с места, оставляя за собой столбы дыма от сожженной поверхности покрышек, обороты двигателей взлетели до красных отметок, но повышение передачи, а за ним еще одно придало увесистому железу бешеную скорость. От напряжения у пассажирки Александра глаза увлажнились, руки покрылись вздутыми венками, вместо испуга на лице рисовался азарт, словно это сидела рядом не простая обывательница, а профессиональная гонщица со стажем, испытывающая адреналиновую зависимость от скорости. По прямой трассе Саня рвал Романа в два корпуса, что называется, заставлял глотать пыль, на поворотах несбалансированная и неустойчивая тачка вынуждала концентрироваться на маневренности, сбавляя скорость. До финиша оставалось совсем нечего, оба любителя экстрима нажали на кнопку впрыска закиси азота в коллекторы, между ними были считанные сантиметры, бахвальству Ромы мог наступить конец, но вдруг произошло ужасное столкновение.

- Что за чёрт? – обмер Санек, поглядывая на пассажирку.
- Круто прокатились, чуть в трусы не брызнула! – констатировала стареющая на глазах леди.
- Почему машина едет сама? И ты стала такой страшной, хотя была первостепенной красоткой?
- Расслабься, гонщик, твои часики перестали тикать.
- Это как?
- Тик-так, тик-так. Мы мчимся в ад, а ты дурак! Оглянись назад, ты сразу все поймешь?

Заблудшая душа гонщика на виражах глянула в сторону масштабного ДТП с четырьмя автомобилями, груды искорёженного металла вспыхнули ярким адским пламенем, победителя у гонки было аж ни одного! Рома с блядью были живы, их немного изодрало стеклом, лежавшим на асфальте после удара синего Доджа Вайпера в столб, по счастливому совпадению пилот и его пассажирка были не пристёгнутыми. Кверху брюхом полыхал изувеченный Шевроле Сани, там было видно его окровавленное лицо, а рядом никого, будто пассажирка испарилась вместе с дымом. Смерть снова перевоплотилась в изящную девицу, которая была сверстницей молодого человека, соответствовала его предпочтениями и физиологией стремилась к званию «Мисс совершенство».

- Такой я тебе больше нравлюсь? – заискивающе поинтересовался рыжеволосый жнец.
- Впечатляюще. У меня перед отправкой в чистилище есть возможность с тобой переспать, малышка?
- Принимаю этот комплимент, жиган. Умеешь развеселить! – включила динамо пассажирка.
- Детка, я реально хочу тебя. Много телок подо мной стонало, но таких цыпочек никогда не было.
- Саня, ты серьезно? И тебя не волнует, что ты канул в лету?
- Поздно бить по тормозам, когда колодки отказали!
- Шутник, ё-моё, такие предложения мне делали только дважды – Казанова и Маркиз Де Сад, причем последний порывался отодрать меня как только душенька пошляка покинула тело.
- Ой, ну хватит ломаться как девочка. Сама такой спектакль разыграла перед поездкой, обещала устроить незабываемое предсмертное представление, а теперь ломаешь как девочка.

Рослая красотка переместила заблудшую падшую душонку дамского угодника на пляж с лазурной гладью океана и золотым песком, всюду росли пальмы, слышался рокот и щебетание невиданных животных. Рыжая искусительница 179 сантиметрового роста откинула длинными ровными ногами босоножки, которые тут же растворились в пустоте, сочное тело поигрывало под платьем при ходьбе, но как только пальцы умело расстегнули застежку на шее, оно упало к ногам жнеца. С виду цыпочка весила около шестидесяти кило, спелое вымя в обхвате не давало пальцам полностью пленить выступы, прикрывая ладонями огненно-алые соски. Тонкая талия амфоры, сосочки торчком, пися выбрита, губки между ног уложены одна на другую, словно они имели разные параметрические размеры, попка оттопырилась, поедая трусики. Смертоносная сопровождающая подошла к выбору нижнего белья очень деликатно и не без пристрастия – шортики с ажурной каймой шли вдоль поясницы, прозрачная ткань заходила на бедра, на ягодицах вырисовывались рисунки черепов, а между ног красовался едва заметный, взмоченный лоскуток. Овальности филея могла бы позавидовать любая инструкторша по фитнесу, поджарым ножкам с упругой мускулатурой облизнулись бы даже профессиональные бегуньи, бледные, почти белесые ступни мелькали розовым оттенком, когда пяточки возвышались над песком.

- Ну, чего замер? Пойдем к воде, порадую тебя перед отправкой на тот свет!
- Как-то неудобно, хотел бы знать твое имя.
- Будем считать, что я Эвелина!
- Ха-ха, по аналогии с Evil? Злючка бессердечная, если ты будешь приходить ко мне жариться, я буду считать, что угодил в рай!!!
- Раскусил, вот только тебе там не понравится – сильно уж жарко будет в котле с грешниками, не до секса там грешным душам, понимаешь?! – проговорила чертовка страстно с огоньком свою пылкую речь.

Ходок по бабам с пресловутой сердцеедам нежностью обнял Эвелину за талию, осыпая градом поцелуев ее шею, уста прошлись за ушами, вызывая во временной оболочке жнеца рассыпчатую дрожь, подающуюся порционно во все уголки тела. Пальцы Саши ушли под трусики, он ощутил демоническое жжение, но это лишь придало его похоти большего остервенения, вылившегося в частые колебания пальцев по вяжущей суспензии и плоти. Эвелина ощутила приливную волну удовольствия, пелена наслаждения упала на глаза, заставив вырваться из горла благоволящий вскрик «О, да!». Напружинившись всем телом, будто представительница кошачьих особей, девушка выгнула спину, отодвигая ловеласа дрожащей попочкой назад, при этом клитор зажался в тиски между лобком и застрявшим указательным пальцем пилота.

- Остановись! – тихо прошептала Эвелина, не сдерживая себя в руках.
- Извини, киска, но мой маленький визави уже вырос, он горит как вымпел, вершину головки едва ли не украшает адское пламя, наподобие того, что вырывается из выхлопной трубы автомобиля при нагнетании количества оборотов.
- Ты на пределе, но должен остановиться! – взмолилась от собственной осатанелости «пышнотелая с красивой косой».
- Тебе ли не знать, что тормоза придумали трусы. А я всегда был безумным храбрецом-интриганом, поэтому не отступлюсь.

Душа Сани рывком освободила ягодицы от трусов, киска Эвелины взмокла, бельишко стало, хоть выжимай, она обессиленно рухнула на колени, затем приняла коленно-локтевую позу. Вкушая томительную сладость в гениталиях от сладкой ебли на берегу океана, Саня вогнал член до упора, провернул им, скребя по стенкам влагалища сучки с такой силой, что она заскулила и жалобно расплакалась от безнравственного грехопадения с человеческой душой. Инстинкт собственника заговорил в гонщике еще сильнее, он продернул еще несколько раз, а потом уложил смерть, что называется на лопатки, пользуя ее чрево могучей пламенно-пульсирующей твердью. Ее глаза рисовали наступление термоядерного оргастического взрыва, в них горел пожар забвения, что усилилось, когда наглец начал ласкать груди руками. Заправский ценитель дамского вымени потянул за левый сосок в желании вырвать сочную вишенку, губами всосался в правую грудь, возя языком по солёной коже, будто шваброй по полу. Указательным пальцем сластолюбец обрабатывал клитор, затем протянул его к губкам Эвелины, сложенным трубочкой, чтобы измазать украденной смазкой. Партнерша слизала лакомство с перста, прикусила палец зубами, начав яростно посасывать его, обработка языком завела до предела усердствовавшего Санька. Вспышки удовольствия предвещали скорую кульминацию, парочка начала резво двигаться навстречу друг другу и вскоре член души начал столбенеть от приготовления к эякуляции.

Наклон головы позволил Сане оценить всю небывалую привлекательность ухоженных бедер партнерши, мясистых икр, напедикюренных пальчиков ножек, миниатюрность пяточек. Стараясь не спустить преждевременно, хитрец вынырнул из скользкого пленительного отверстия, облизал трахнутую промежность, изводя смертоносную леди до умопомрачительного экстаза, дарящего головокружительные оргастические судороги. Оставалось кончить самому, это очень просто, учитывая идеальность нижних конечностей Эвелины – Саня вздрочнул болт и слил нектар ровным счетом на тыльную сторону ступней, оросив каждый пальчик семенем. В глазах трахнутого рыжика мгновенно поменялось выражение глаз – сначала в них просматривалось торжественное блаженство, затем мятежное недоумение и вскоре припадочное недовольство.

- Я что-то сделал не так?
- Тебя ждут!
- Сам решай, есть два пути – один на небеса, второй на грешную землю.
- А как же ты? Ведь я могу остаться навсегда с тобой?
- Такой вариант существует – веди беспорядочный образ жизни, и мы когда-нибудь повстречаемся снова.
- Бред, почему?
- Не ты виноват, а без вины виновного не судят. Выбирай, какую дверь открывать!
- Малышка, даже в образе старухи ты была ничего, поэтому я надеюсь на встречу через несколько лет, на земле у меня есть еще дела, а в рай я не тороплюсь, ведь там одни зануды и таких как ты женщин не встретить.

Саня очень нежно поцеловал в губы жнеца, встал с колена, оставляя тяжело дышащее тело лежать на песке, а сам аккуратно пошагал в сторону двери с табличкой «Жизнь». Очнулся разбившийся гонщик на асфальте, мужик не мелкого десятка с косой саженью в плечах продавливал огромными лапами грудную клетку, к губам прилипла моложавая медсестра, делая искусственное дыхание в такт прямому массажу сердца, а рядом с дефибриллятором на взводе стоял еще один медик.

- Сань, чувак, извини! Мой косяк, чуть тебя не угробил из-за собственного высокомерия! – всплакнул неожиданно Рома, смешивая слёзы с сочащейся из мелких ранок кровью.
- Выхухоль, не реви, а то девочкам смазливым больше не будешь нравиться, - пошутил пришедший в сознание противник. – Что произошло?
- Я на пределе скорости протаранил тебя в зад, машину понесло, сам я управление не удержал, влепился в столб. А ты при перевороте еще две машины зацепил, но там, хвала небесам, без последствий.
- Вот в зад даму свою тарань, олух! – выразил на искривленном от боли лице улыбку Саня. – Гонять на чем я теперь буду?
- Месяца два на кресле-каталке! – вмешалась барышня сбелоснежном халатике, чьи губы отпечатали сладкий след на Саниной роже. – Какие же вы идиоты, стрит-рейсеры, жизнь не мила? – блеснула голубыми глазками медсестра в сторону при попытке скрыть слёзы.
- Девушка я буду настаивать, чтобы вы были моей сиделкой...


Читайте порно рассказы вместе с нами!