Порно рассказы
04 апреля 2015 в 19:04
Категория: Зрелые

Незабываемая


Не постыжусь рассказать историю о потере девственности. Произошло это давно, и тот первый неописуемый секс я имел с довольно-таки зрелой, бальзаковской женщиной, лучшей маминой подругой тётей Людой. Она захаживала к нам по разному поводу в гости, ведь жили мы на разных этажах одного подъезда, так что иногда мне доводилось видеть соседку в обычном домашнем халатике. На голое тело кучерявая толстушка не решалась его надеть, ведь в районе грудей у нее выступали необъятные шары, груди настолько тяжелые и налитые, что их одним махом не поднимешь и уж тем более одной рукой не ухватишь. Как-то мать с тётей Людой разбирали покупки с рынка, соседка неудобно наклонилась и мне приоткрылась ложбинка между отвисших капель. Канавка была внушительной глубины, часть молочных холмов бросалась в глаза своей неестественной белизной на фоне загорелого тела, это меня завело больше всего, член отвердел в штанах моментально, поэтому я бросился в ванну умыться прохладной водой, чтобы снять стресс. Подруга заметила, как я сконфуженно дёрнул взгляд на окно, а потом резво исчез в ванной, но ничего говорить не стала, лишь улыбнулась, словно моя эрекция была для нее лучшим комплиментом.

- Дениска, поможешь тёте Люде ящик в квартиру отнести? – обозвалась ко мне мать, когда я с пунцовым лицом снова показался на кухне.
- Помогу.
- Он у тебя такой молодец, Нинка, никогда не откажет, всегда плечо подставит! – похвалила меня подруга, чем вызвала у матери жизнерадостную улыбку, которую редко приходилось видеть, после того, как она овдовела.
- Весь в отца. Моя отрада, опора и одежда.
- Ну-ну, дорогая, прекращай ворошить прошлое, - обратилась тётя Люда к маме, прерывая погружение в воспоминания. – Ставь лучше чайник на плиту.

Я снова стоял красный из-за подаренной мне похвалы, эрекции как не бывало, но вялым орган любви оставался недолго. В то время член скакал как Ванька-встанька по любому поводу, подростковый максимализм и переизбыток мужских гормонов делали неожиданные стоячие сюрпризы в самые неожиданные моменты. Поэтому очередной наклон тёти Люды, только спиной ко мне, вызвал невообразимый полёт фантазии, соответственно, писун стал как древко, а бежать умываться было поздно, ведь соседка краем глаза заметила, как я очерчиваю взглядом окружность мясистых ягодиц. Она будто нарочно закопошилась, начав вилять задом, описывая знак бесконечности, ноги выровняла прямо, вынуждая бедра напрячься, ее халат задрался выше положенного.

- Людка, халат-то одёрни, - шепнула ей мать. – Пацана моего смущаешь.
- Он у тебя уже взрослый, - в полный голос хохотнула соседка. – Девок по двору гоняет, чего там-то не видел, у старой перечницы?
- Это ты старая? Да за тобой женихи ухлестывать в очередь становятся.
- Скажешь еще, хоть бы один порядочный попался, а то все алкоголики и тунеядцы.

Разговоры двух подружек поневоле заставляли меня быть в струе событий, но при этом приходилось усердно молчать, а иначе из тайного общества могли попереть, затворив наглухо двери. Я вроде бы и был рядом, но меня порой не замечали в пылу общения, но стоило подать голос, как мать тут же намекала, что им с тётей Людой нужно посплетничать тет-а-тет, тем самым она лишала меня возможности рассматривать открытые участки ее сочного тела. После перебора закупленной провизии пришлось тащить неподъемный ящик к лифту, соседка стояла внутри и придерживала двери небольшой, тускло освещенной кабины, а я пыжился изо всех сил. Тётя Люда была в слегка наклоненном положении, поэтому проходя вглубь лифта, я протёрся о груди, ощущая, как твердые соски очерчивают линию по руке. Поставив ящик, я еле выровнял спину, отёр со лба пот и глядел на экран с меняющимися цифрами, как вдруг свет погас, и наши тела по инерции подпрыгнули от пола. В то время веерные отключения света не были новостью, поэтому мы обреченно «ахнули», нависла гробовая тишина.

- Денис, чего замолчал? – разрушила неловкое молчание соседка.
- Впервые застрял в лифте.
- С почином. У меня это уже пятый раз. Нисколечко не страшно, через часик выпустят, когда свет дадут.
- Ну, да.
- Дениска, а вот ты мне скажи, есть у тебя девочка?
- Чего? Какая еще девочка?
- Та, с которой у тебя отношения.
- Нет, серьезных отношений еще не было! – с сожалением проговорил я, вспоминая, что мой лучший друг Серега хвастался, как целовал Ксюшу за подъездом.
- То-то я гляжу, на задок ты мне засматриваешься, грудями интересуешься...
- Ничего такого не было.
- ...

От одного разговора о заде тёти Люды у меня вздыбился кол, сердцебиение участилось, в замкнутом пространстве, лишенном света, стало невыносимо тяжело дышать, мне захотелось присесть на ящик, чтобы схватить на нижнем уровне больше свежего воздуха. Тут на пах и легла заботливая, нежная рука соседки, она прочувствовала дикую пульсацию сокращений головки под одеждой, крепость всего органа, очень ласково притронулась к «орешкам». Хотелось рвануть ее руку, засунуть в трусы и дать приказ удавить «брючного питона», но она умная женщина, сама догадалась, что нужно молоденькому страдальцу помочь. Вращательные движения вокруг члена разнесли по всему телу сладкое томление, дыхание стало прерывистым и мне пришлось приспустить штаны, чтобы дать плененному стойкому красногвардейцу временную свободу. В темноте мастурбация казалась божественной, я мог представить, что мне онанирует Ленка из соседнего подъезда или Дашка из соседнего двора, тётя Люда этого делать не запрещала. Нарастающий приток адреналина вызвал окаменение члена, тот перестал расслабляться после секундного напряжения, тут-то сверху на головешку и наделся рот зрелой соседки, он проглотил конец, язык сконцентрировался на уздечке, затем мой дружище скользнул глубже, упираясь в горячую стенку глотки. Неожиданно на бедра и в пах полилась липкая слюна, умелые руки женщины собрали жидкость, обмазали ею орган, словно пекарь мукой протирал пирожок, внутри всё охладело, только кровь в венах начала вскипать. Пошла первая судорога предвестия, за ней вторая, вскоре член пульнул сок, после выдачи оного наступило неописуемое облегчение, моя котомка с яйцами была опустошена.

- Шикарно!
- Спасибо, Дениска. Теперь ты тётю Люду приласкай.
- Как?
- Становись на колени, я научу.

Я встал на корточки, придерживаясь руками за массивные бедра женщины, она пыхтела, снимая трусы, голова ушла пошла под халат. Обворожительный запах женской мотни ударил густым ароматом в ноздри, меня пошатнуло, на колени все-таки пришлось встать, завораживающий момент касания кончиком языка волосатого бугра поверг меня в оцепенение. Руки тёти Люды надавили на затылок и тут я утонул в скользком пазу, туда вошел носом и ртом, не успев в достатке хапнуть воздуха, теплая слизь обмазала щеки и подбородок, я интуитивно высунул язык на всю длину. Соседка сдержанно застонала, но чем чаще я ворочал языком в волосатой щели (щелкой зазор в десять сантиметров не назовешь), тем активнее она покачивалась, раскачивая кабину лифта до стука о стенки шахты. Наконец руки ослабили хват на затылке, я вынырнул из ущелья порока, реанимируя себя вдохом сладкого глотка воздуха, затем уже полез повторить содеянное по собственному желанию и без принудительного давления.

«Вот так, молодец, чаще, не останавливайся» - подбодряла тётя Люда, когда я сбивался с ритма.
В ответ она слышала послушное даканье, после которого приходилось в ретивом остервенении ласкать влагалище, вскоре нашлась юркая горошина в кожаной лодочке, при ее лизании соседка восторженно заходилась в забвении, а потом кончила.

- Угодил, так угодил. Настоящий лизун.
- ...
- Не смущайся. Это нормально. Как ощущения?
- Чувствую себя мужиком! – честно с искренностью в голосе ответил я.
- Ну, мужиком тебе еще предстоит только стать. Дома хозяйство приведешь свое в порядок, скажешь Нинке, что ушел гулять, а сам ко мне. Я приготовлю постель и сама прихорошусь, а то все так спонтанно произошло.

Наставления подарили мне такую энергетику, что я внес ящик в комнату, будто в нем был воздух, затем прыжками по ступенькам, чтобы не застрять снова в лифте, отправился домой, резво обмылся. Больше всего переживал из-за просьбы «привести хозяйство в порядок», ведь бритвенного станка у меня не было, а ножницами стричь мошонку было чревато и болезненно. Тут я увидел мамкин одноразовый станок для интимных мест, намылил свои канделябры и начал осторожными взмахами руки прощаться с лобковыми волосами. Что поразило до глубины души в тот момент, так это визуальное преувеличение длины вздыбленного живчика, он вырос на парочку сантиметров, заставив вырасти и мое самолюбие. Гладкий как черенок от лопаты член побагровел, пока я его трогал со всех сторон руками, мотовило снова готовилось в бой, но выдрачивать из себя вторую порцию молофьи не было желания.

Уже в гостях у соседки я увидел совершенно иную женщину, которую, собственно, и не видел никогда. Густые темные волосы некогда собранные в пучок были прилежно вычесаны и ровной грядой лежали на лопатках, вместо замусоленного халата на ней была роскошная блузка, строгая юбка, черные туфли и черный пиджак, словно она собиралась не совращать подростка, а ехать на семинар школьных педагогов. Лицо очень изменилось, в нем появились черты страсти и некое кокетство, каким обладают молоденькие девчонки, утонченные линии бровей были подведены тушью, броская помада на губах креативно обведена черной полоской химического карандаша. Пушистые ресницы тёти Люды подчеркивались изощренной подводкой, несколько выступающей за пределы серо-голубых глаз. Я тактично поздоровался (это после минета и кунилингуса в лифте), она хмыкнула и почтительно предложила войти, наклоняя голову на бок, чтобы поглядеть на лестничные пролёты за моей спиной. В квартире все благоухало, стоял насыщенный сладкий запах духов и еще чего-то, что щекотало мне ноздри и вызывало незначительное головокружение с одышкой. В соседке было столько женственности, сколько я не видел в молоденьких дворовых вертихвостках сверстницах, она казалась такой желанной, что мне хотелось наброситься на нее прямо у порога, но скромность диктовала свои условия.

- Что замер?
- Вы потрясающе выглядите, тёть Люд.
- Комплимент принят.
- Можно, это будет нашим секретом?
- Шутишь? Это должна быть самая большая тайна, о которой ни одна живая душа знать не должна.
- А иначе вас посадят! – застенчиво подытожил я.
- И это еще не самое плохое. Так что рот на замок и молчок!

Она повернулась спиной и пошагала в сторону спальни, вызывая у меня полный восторг. Не мог вообразить, как такая упитанная женщина вдруг приобрела некоторую изящность, влезла в узкую юбку, скромно припрятала сиськи и встала на каблуки? Ответ прост: красота требует жертв. К тому же соседка, как я понял со временем, не хотела дурно влиять на мою подростковую психику, поэтому сделала мой первый раз приближенным к идеальным условиям. Одухотворяющее дружелюбие гостеприимной хозяйки не позволило смущаться, я чувствовал себя как мужчина, который пришел в гости к своей женщине, а не как подросток на секс-приеме у зрелой соседки.

- Раздевайся! – встала тётя Люда передо мной.
- А вы?
- Ты меня разденешь и сделаешь то, что подскажет тебе твоя сущность! – высокопарно и немного строго прошептала она.

При свете солнечного дня я впервые увидел груди соседки без лифчика, это были внушительные арбузы с изумительными, красными ореолами, на которых практически не видно было сосков. Ниже пояса оставалась все та же поросль, возможно, ее немного остригли перед моим приходом, в целом лобок был аккуратен, ноги выбриты, они лоснились и приятно пахли, что я учуял, когда самостоятельно снимал с нее трусы с дрожью в сердце. Одурманенные похотью, мы легли на прохладную постель, она очень быстро нагрелась, целоваться не хотелось, все-таки разные возрастные и по статусу такие интимные действия лучше делать с молоденькими кралями. Поэтому первым делом сосредоточился на знакомстве с грудями: зажигательно вылизал каждый сантиметр, после чего соседка предложила им немного порадовать перчик. Она сжала буфера, придавила член, шаловливо потрясла выменем, даря мне непредсказуемые ощущения и неловкость.

- Хочешь туда? – указала бесподобная тётя Люда на промежность.
- Кончено! – жизнерадостно сказал я.
- Подрастёшь, позволю тебе войти в дырочку пониже.
- В попу?
- Именно. Я туда тоже люблю, но нужно иметь хоть какие-то навыки.

Соседка положила руку мне на поясницу, свободной, влажной от слюны ладонью протёрла удальца, словно стряхивая с него застарелую пыль, а на самом деле придавая увлажнения, потом направила агрегат в себя. Ее кивок означал «Давай» и я дал жару, аж целых секунд тридцать жарил без остановки, запыхался как астматик на старте, а потом быстренько кончил тёте Люде на сиськи. Мозг переваривал эмоции, ощущения, я ликовал на углях своего первого сексуального триумфа. Повторный заход опять же начался в спешке, искрометные толчки в зажигательном ритме снова привели к эякуляции, только в этот раз перезарядка длилась куда дольше. Мы просто лежали, болтали, рассматривали друг друга под микроскопом, эта беседа была будто между двумя закадычными друзьями, что не давало мне пожалеть о потере девственности с взрослой самкой. Мой первый сексуальный опыт был незабываемым, впрочем, второй, пятый, десятый секс с тётей Людой тоже был чем-то исключительным и неповторимым!


Читайте порно рассказы вместе с нами!