Порно рассказы
21 сентября 2015 в 00:09
Категория: Классика

Хлебать мой суп


Лето 2015 больно ударило серпом, как говорится по яйцам. Проклятущий кризис, длящийся второй год к ряду, поставил мою маму в тупиковую ситуацию, планы на счёт отдыха рушились как дома во время тайфуна. Вступительное тестирование сдал успешно, попал на бюджет в более-менее приличное учебное заведение, а денег даже с выплачиваемыми отцом алиментами не хватало на несчастную поездку в Болгарию. Мать ревела от горя, проклиная правительство, прижавшее простых смертных к стенке благодаря нереальному скачку доллара. Цены выросли на всё, средний класс оказался у черты бедности, хотя когда это интересовало нашу правительственную верхушку. Ладно, проехались по политике и хватит.

- Мамуль, да и ладно с тем отдыхом, перебьемся без него! – решил я поступить как настоящий мужчина, отказав себе в редком благе.
- Потап, я обещала тебе на совершеннолетие сделать подарок. Извини, милый, что не оправдала ожиданий, - пустила горькую слезу мать, повиснув на моём плече. – Гляди, какой вымахал, весь в отца, уже выше меня на две головы! – улыбнулась мама сквозь слёзы.
- Может, позвонишь ему, пусть у себя приютит на пару недель?!
- С ума сошел? Хочешь поехать на оккупированную территорию?
- Мам, похоже, что здесь территория, оккупированная зажравшимися уродами. Мне не страшно туда ехать, те более, ты сама говорила, что Ренат занимается недвижимостью на побережье. Вдруг у него есть свободный вариант?
- Сыночек, разумно мыслишь. Сейчас же переговорю с ним.

Мой отец Ренат Валентинович ушёл из семьи давно, с нами поддерживал отношения, исправно платил матушке причитающиеся за меня деньги в виде алиментов, дополнительно помогал материально, но не настолько, чтобы оставаться нашим кормильцем. Совесть его разъедала за содеянный поступок, ведь он ушёл к молодой девице, охмурившей его во время рабочей командировки в Крыму. Тогда он еще пахал на наше ущербное, ныне стоящее на коленях с протянутой рукой государство, зарабатывал гроши и не думал, что жизнь его круто повернётся лицом вместо жопы. Несмотря на плотный график и постоянные разъезды по полуострову, он удосужился ответить и даже не отказался принять меня у себя дома. Уж не буду вдаваться в подробности, каким Макаром покидал нашу еще пока не умершую и совершенно не процветающую дыру, но после пересечения границы меня ждало путешествие по совершенно иному государству. Чем не «заграница», хоть и некогда входившая в наш состав на правах автономии? Сразу поразил дурманящий воздух, заставивший мои лёгкие дышать полной грудью, солнечные лучи, светившие несколько иначе, запах моря, пьянивший похлеще спиртных напитков. Казалось, что я вырвался из страны безнадёжности в потустороннюю реальность, где люди радуются жизни, а не борются за своё прискорбное существование. Мне так показалось, потому что все расходы на себя взял отец, отнёсшийся к встрече с максимумом понимания.

- Потап, сюсюкать с тобой не буду. Сразу оговорюсь, я живу с другой женщиной. Она моложе твоей матери и близка мне по духу. Прошу отнестись к этому аспекту с пониманием.
- Не вопрос, отец. Это ваши отношения и твои дела с мамой. Меня это не касается. Я на отдыхе.
- Комнату тебе выделим, но времени на экскурсии у меня катастрофически не хватает, так что возьмешь эти заботы на себя, а Руслана тебе в этом поможет. Если, конечно, захочешь.
- Мне бы к морю, а там видно будет!
- Весь в меня. Я тоже обожаю море, готов на него часами смотреть, если время располагает.

Выйдя из отцовского внедорожника и прихватив с собой увесистую спортивную сумку, я увидел сожительницу или лучше будет сказать гражданскую жену моего папы. Первая мысль, скользнувшая по выпрямленным извилинам, было «Хлебать мой суп, вот это тёлка». Смесь генетики русской и татарки делало смуглую брюнетку Руслану неотразимой красоткой, физические данные девушки сильно волновали моё подростковое воображение, тут же интерпретировавшееся в эрекцию. «И с этой молодухой батя зажигает? Огонь! Я бы и сам вдул» - блеснула нотка сарказма в моей голове. Внутри у меня чувствовалось неловкое напряжение и трепет, как у мальчишки, которому предстояло познакомиться с чрезвычайно симпатичной особью противоположного пола.

- Привет, я Потап! – первым протянул ей руку и растянув широкую улыбку ради мимолётного флирта.
- Привет. Я Руслана, жена твоего отца. Кстати, ты его точная копия…только моложе! – не преминуло удивить меня кокетством длинноногое кареглазое создание.

В рукопожатии девушки чувствовался достаток жизненного опыта, уверенная хватка давала понять, что она не домашняя неженка, а тёртый калач, готовившийся перед встречей с пасынком к любому развитию ситуации. Она мне приходится мачехой, хотя разница в возрасте катастрофически минимальная и как уже можно было догадаться, именно вокруг этой женщины в дальнейшем будет переплетаться вся моя история. Руслана не волновалась при встрече, как юная девчушка перед первым романтическим свиданием. Формирование дружески отношений стало основой для дальнейшего развития событий, хотя изначально я не собирался трахать благоверную своего отца, просто так спонтанно получилось.

- Потап, я на пляж. Ты со мной идёшь? – услышал я сквозь предрассветный дрём певучий голос мачехи.
- У. Еще же рано. Сколько времени.
- Поднимайся, лежебока. В полдень на пляже яблоку негде будет упасть.

В паху ощущалась томящая ломота утренней эрекции, член стоял колом под трусами и давал понять мачехе, что я уже взрослый мужчина, а не сопливый молокосос, требующий постоянного ухода. Сбор занял пять минут от силы. Мы в пляжной одежде двигались по дороге к морю, пока солнце восходило над горизонтом. Оторопевший взгляд, спрятанный под личиной невинного интереса, концентрировался на формах сисястой леди. Волосы цвета смолы спокойно развевались на ветру, пушистые ресницы недвижимо стояли на месте, давая большим глазам с красивым восточным разрезом смотреть вдаль. Губы Русланы не были пухлыми и не совсем тонкими, что-то среднее, делавшее ее ротик широким, открытым, с потрясающей улыбкой. Вылупить глаза пришлось, когда девушка наклонилась поправить шлёпанцы – её пышные буфера прокатились по растянутой майке и едва ли не вывалились для обозрения. Попа в этот миг расширилась, явив очертания трусиков, которые исчезали в выемке между ягодиц, бёдра напряглись как у бегуньи перед стартом, икры нарисовали два круглых шарика на ровных ногах. Если бы не утренний кофе, найти объяснение ускорившемуся сердцебиению в груди, было бы невероятно трудно, а так я списал всё на излишек кофеина. Это великолепие шло со мной рядом, но никто из моих друзей не видел нас вместе, и не мог захлебнуться от зависти, на улице людей тоже было маловато, так что я мог украдкой раздевать Руслану взглядом и мысленно трахать. Да, именно трахать, это нормальная физиологическая потребность подростка! При ходьбе умопомрачительные шары грудей раскачивались в стороны, задница крутилась под свободными летними шортиками, а уж, коль бы попка оказалась в джинсах, то уж точно их порвала своими объемами.

- Ну, как тебе на отжатом курорте? – Руслана явила миру обворожительную улыбку.
- Лучше, чем дома. Хотя я еще не уверен.
- Первое мнение бывает обманчиво, но не в этом случае.

Несмотря на смуглость кожи, капелька румянца украсила худенькие щечки собеседницы. Золотистый загар покрывал большую часть тела, оставив девственно нетронутыми лишь белые ступни, мелькавшие перед глазами от дверей отцовского дома. Мачеха вызывала восторг и честно сказать, я бы не отказался, если бы моя мать выглядела столь же привлекательно в свои немолодые годы. Отец пошел ва-банк, поставил всё на кон и размен принёс ему желанные выгоды, этот факт оставался бесспорным. «Запереться бы с ней в комнате и заняться безудержным сексом, без извращений, в классическом варианте, можно даже без минета и прелюдий» - раскатал я губу в своих непристойных грёзах и чуть не проговорил всё это безобразие вслух. Пляж с галькой был полностью свободным, поэтому мы выбрали место у самого моря посредине – не хотелось быть прижатыми отвесным скалам, лежать на входе, где при скоплении народа люди начинают ходить друг другу по головам, и к воде близко. При раздевании чувствовалось, что купальник на спортивном, подтянутом теле Русланы был лишним, она без этой дорогой вещицы смотрелась куда сексапильнее. Ноги открылись в полной мере, явив широкие бёдра у основания попы, выступающий лобок над небольшим мягким животиком, в пупке которого элегантно смотрелся пирсинг. Возбуждённая утренней прохладой грудь не смогла даже за поролоном лифа спрятать парочку загрубевших вишенок, проступавших через ткань. Мне даже на мгновение показалось, что можно приблизительно узнать, какой формы у моей мачехи ореолы. На плоской как доска спине красовалась разноцветная татуировка, начавшая под влиянием ультрафиолета выгорать, теряя свою первоначальную эффектность.

- Татуха из бурной молодости? – нагло подметил я, осматривая шоколадную спину.
- Нужно бы обновить, а то Ренат говорит, она совсем выцвела.

Она резко обернулась, поймав похотливый взгляд, сфокусированный на безумно стройных, гладких ножках с отсутствием целлюлита. Спереди открывались чертовски восхитительные коленные чашечки и лоснящиеся после бритья голени. Руслана одёрнула поворозки трусов, заставляя переметнуться глаза в сторону пухлого лобка, затем подтянула лямки лифа, чтобы тот не сполз при нырке.

- Потом кремом помажешься или сразу?
- После купания, а то всё равно солёная вода всё смоет.
- Это точно. Говорят, море даже грехи смывает.
- Ну, у меня их немного…пока еще.
- Успеешь еще нагрешить. Айда купаться.

При нырке сочные груди сисястой мачехи ударились об воду едва ли не первыми, хлынув в мою сторону кучей мелких, отрезвляющих брызг. Море качнулось, пуская в сторону круги, под ними просматривалась плывущая русалка с упругими, быстро работающими ногами. Руслана плавала просто отменно, за ней не угнался бы даже олимпийский чемпион, ловкие ручки с узкими ладошками профессионально гребли, голова выходила на поверхность, чтобы в сжатый отрезок времени сделать незначительный глоток воздуха. Мой колхозный «кроль» технически уступал мачехе по всем параметрам, и догнать ее я смог только благодаря излишней мужской силе. На выходе Руслана абсолютно не запыхалась, в отличие от меня горе-пловца, жадно глотавшего кислород.

- Тяжело дышишь, тебе нужно научиться расслабляться.
- Это я еще не адаптировался.
- Мышцы скованные. Хочешь, я сделаю расслабляющий массаж.
- Да ну, не стоит.
- Стесняешься меня? Прекрати! Ложись, а я как раз тебя намажу кремом, чтобы не сгорел и заодно помассирую трапецию с плечами они у тебя ужасно забитые.

После массажа на солнышке тело стало совершенно податливым, член стоял, гениталии болели, а мыслями я делал те вещи, о которых не должен был вообще думать. Хотелось лизать мокрые груди Русланы, впиваться губами в соски, мять их, давить. Пока не появится сок, после чего спуститься к призывно выпирающему лобку и с наслаждением продегустировать вкус спрятанного отверстия. Чем больше думал, тем крепче становился кочан, выдавая меня через тесные плавки. Галька давила снизу через мягкий коврик, на боку лежать не получалось, поэтому через стыд перекатился на спину.

- У тебя потрясающая фигура. Похож на Брюса Ли переростка.
- Благодарю за комплимент.

«Интересно, у бати прибор больше или такой же? Мог бы я ее удивить в кровати?» - безбожно пёрла из меня пошлость.

- Девчонки на меня уже с завистью поглядывают.
- Какие?
- А вон та парочка, - кивнула Руслана в сторону, - твои сверстницы думают, что мы вместе.
- Забавно.
- Можем их подразнить, заодно мне поможешь кремом намазать спину.

Классический случай искушения заставил сердце трепыхаться, ведь мне вовсе не девочек нужно было соблазнить, а жену родного отца. С важным видом нанёс мачехе крем, медленно начал втирать его в гладкую кожу, спускаясь от лопаток к копчику. Пока двигался вниз, украдкой скользнул по грудям, освобождённым для вызова ревности у моложавых туристок. Руслана лежала на животе, уткнув лоб себе в запястья, она не шевелилась и не реагировала, будто наслаждаясь вниманием чужого ей мальчишки. Войдя в кураж, я забылся, поддался собственным фантазиям и, не рассчитав сил, сунул руку ей прямо между ног. Тело вздрогнуло, но сама мачеха осталась лежать недвижимо:
- Не надо.
- Извини, я случайно.
- Не здесь! – продолжила она, словно не слыша извинений.
- Задумался о грешном?
- Скорее увлёкся.
- Через полчаса пойдём домой, там продолжишь свой массаж...

Испытания для самонадеянного болвана начались. Я как кретин убежал в море, пытаясь спрятаться с головой под толщей воды от проблемы, которую сам себе организовал. «Как сделать так, чтобы она забыла об этом досадном недоразумении? Никак, Потап, никак, ты сам это прекрасно знаешь!». Дорога домой показалась втрое дольше, ненавистное молчание бередило душу, глаза мои не поднимались выше уровня пальцев ног. Руслана тоже не проронила ни звука, но по ее физиономии отчётливо было видно, что оказанный знак внимания, хоть и не совсем невинный, очень понравился. Мачеха ждала продолжения в укромном месте, объявлять всему побережью о том, что она гулящая блядь, не стоило пусть даже ради сохранения репутации благопристойной женщины.

Опасения подтвердились: пройдя босиком по ковру, Руслана медленно спустила шорты, откинула майку и как в той рекламе французских духов эпатажно избавилась от купальника. Ее гладкие шоколадные булки мелькнули перед глазами и исчезли в дверном проёме, над которым невидимыми буквами красовалась надпись «Спальня отца. Не входи, щенок!». Но я вошел, тоже голый и с эрегированным смычком, распухшим за три секунды после обнажения отцовской пассии.

- Ну, что будешь делать со мной?
- Для начала нужно поцеловаться!
- Не противно? Ведь я этими губами ласкала член твоего папочки.
- Давай опустим эти подробности.
- Я проверяю твою решительность Потап.
- Готовности во мне через край, только дай знак.

Наше минутное общение напоминало диалог из мыльной оперы, слова подбирались мозгом в хаотичном порядке, создавая неудобоваримую смысловую конструкцию. Горячий солёный поцелуй породил пляску языков, даровавшую обмен слюной с более опытной партнёршей, мои губы изнывали от нежности, коей были наполнены движения Русланы, мякоть женских грудей прижималась к моей грудной клетке с клокочущим внутри сердцем. И это точно не было кофе! Восхитительная попка мачехи оказалась удобным местом для положения моих рук – шершавые от мозолей ладони не соскальзывали, несмотря на вспотевшую кожу пятой точки. «Можешь первой у меня отработать между ног, а потом я поласкаю тебя пальцами и губами!» - родилась в голове просьба, которая должна была быть услышана партнёршей без лишних слов.

Руслана уверенно спускалась пальцами к члену, ноги постепенно встали на полуприсядь, попка возвысилась над опускающейся спиной девушки. Миллион нежных поцелуев пришелся на мышцы груди и живот, её спелые губы приближались к пупку, а за ним находился мой духовный стержень. Язычок Русланы по-змеиному мелькнул между губ, скользя кончиком по краю члена, правая ручка начала работать в кисти, подрачивая пенис у самой мошонки, левая рука схватилась за зад, не давая мне отступать. Влажные губки девушки вытянулись трубочкой, прильнули к хозяйству и поглотили его, как корабли поглощает пучина морская. Я только охнул от приятной истомы, ухвативши избранницу отца за плечи, совесть не позволила давить на затылок ради большего удовольствия. От щекотания уздечки достоинство дёрнулось подобно ретивому коню, пришпоренному опытным наездником. Изысканный минет вставлял не хуже пива во время солнцепёка, но голова кружилась не от хмеля, а от восхищения, неудержимая дрожь пронизывала тело.

«Хлебать мой суп, если я сейчас спущу ей в рот!» - пробежала нотка страха за преждевременную кончину моего слабо подготовленного к подобным передрягам воина.

Гладкая мускулатура покорно входила в рот Русланы, причем до упора и упиралась отнюдь не моя головка в горло – яйца вплотную прижимались к губам, настолько глубокой оказалась глотка. Встречное проявление альтруизма пробудилось во мне при взгляде сверху на членососку – мачеха ласкала себя снизу двумя пальчиками и тихонько скулила, не выпуская шланг. Я потянул ее за руки вверх, помог расположиться на траходроме бати, всунул писун обратно, а сам неуклюже подобрался к пилотке. «Ну, здравствуй трахнутый пельмень. Надеюсь, ты вкусный!». Пока приспосабливался к позиции 69, успел взглянуть на сиськи Русланы: они развалились по бокам, часть их обвисла, а часть стояла торчком, особенно в месте расположения раздутых сосков. Перед впуском языка в расщелину между бёдер пришлось обцеловать каждый сантиметр липкой, солёной, загорелой кожи вокруг письки. Я такое в порнухе видал. Разворошив половые губы, взял их пальцами и широко растянул, будто ручки пакета-майки, раскрыл красную бездну с карамельным сиропом. Мачеха ухнула, едва не подавившись членом.

- Малыш, будь нежнее.
- Извини! – коротко признал раскаяние за содеянную грубость.
- Дай мне время привыкнуть к тебе.

Киска очень быстро подстроилась под новый вид ласк, мачеха адаптировалась на глазах, начав старательно всасывать кочан на нужную мне для счастья глубину. Вкус влагалища не впечатлял, это отнюдь не малиновое варенье и сладостью от него не веяло, но что-то сокровенное все-таки чувствовалось. Больше всего забавляла игра с клитором, который с трудом отыскался в складках пещеры. Бусинка старательно избегала встречи с языком, пряталась в своей укромной ложбинке и вышла навстречу только когда пальцы снова растянули лоно. На этот раз мачеха блаженно вскрикнула, выронив скользкую головку, я ощутил, как она скользнула Руслане по губам и подбородку. Отсос завершился без спуска, дав несколько минут на восстановление, дабы не опростоволоситься перед более опытной самкой.

Следующим полем интереса стали груди, это, пожалуй, были самые большие сиськи из тех, что мне удалось повидать. Собрав в охапку наливные шары, я погрузился лицом между них, места там совсем не было, так что при каждом выдохе губы издавали пукающий звук. Это позабавило партнёршу, поглаживавшую обеими руками мою взъерошенную шевелюру на голове. Щеки терлись об ореолы, язык подлизывал в складках под грудями, несколько влажных поцелуев осталось на тонкой шее, покрытой густыми ароматными волосами смуглой татарки, но больше всего досталось внимания пупырышкам в центре буферов.

- Войди в меня! – произнесла Руслана, взглянув на меня плывущими от сладострастия глазами.
- Я нежно!

Первая фрикция внутри мачехи оказалась довольно приятной. Войдя на половину, я замер, поглядывая сверху из миссионерской позиции. Увидев, как изменилось лицо любовницы, засунул вторую часть причиндала и опять замер, дыша горячим воздухом на чуть раскрытые губы Русланы. Она закатила глаза, выгнула шею и плавно обхватила поясницу ногами, дав пространство для новых толчков. Не скажу, что мог бы ее чем-то удивить, но сама ситуация к этому принуждала, ведь я как-никак ребёнок ее мужа, хоть и совершеннолетний.

«Задница высший пилотаж! – подумал я, хватая вспотевшую ягодицу ладошкой. – Вот бы отшлёпать тебя, грязная шлюха, за то, что изменяешь моему отцу. Наверняка, ведь я не первый, юных мальчишек на крымском побережье предостаточно».

Руслана безжалостно теребила левую грудь, пока член блуждал по коридору лона в поисках заветной точки Джи. Ах, если бы я хоть краешком головки натёр ей нужное место, она бы точно согласилась признаться, что я вполне себе пригодный любовник. Не дамский угодник, конечно, но достойный того, чтобы перед ним раздвинуть ноги, пока муж занимается делами. Плоть внутри хлюпающей дырочки стала расступаться, стенки податливо расширились, член начал меньше тереться о внутреннее пространство, самые приятные чувства были на входе. Именно по этой причине я вытягивал хрящ любви на всю длину и снова всаживал им с размаху, пёр жестко, словно желал выбить из Русланы оргазм, а не честно его заработать стараниями. Увы и ах, но пришлось закончить секс именно из-за того, что первым спустил я, не рассчитав собственных сил. Девушка довольно облизнула губы, вытерла с живота сгустки спермы, размазав их на моей груди, и быстро побежала мыться.

- Руслана, еще раз будет?
- На сегодня мне достаточно. Скоро Ренат вернётся.
- Тогда я к себе в комнату. Почитаю книгу.
- Встретимся вечером за ужином.

Это как же нужно было хотеть чужую взрослую женщину, чтобы трахнуть её в первый же день после приезда? Или быть может, мачеха сама испытывала неудовлетворённость? Возможно, Руслана любит секс с разными мужчинами, старательно скрывая от отца гнусную правду? После ужина эти вопросы вскрывали мой череп, ведь из комнаты папы слышались хорошо знакомые женские стоны. Он трахал свою молодую жену или сожительницу, неважно как это нынче называется, и ничего не подозревал об измене. Я считал секунды до конца их полового акта, надеясь, что отец быстрее меня кончит, оставив любимую без оргазма. Это подарило бы прекрасное начало следующего дня, проведенного вместе с его блудливой пассией. Лето 2015 открыло многие двери, жаль только, что снова приходится возвращаться из райского уголка в страну, кишащую продажными псевдо-патриотами и ненормальными фанатиками, готовыми рвать друг друга на лоскуты во благо президента олигарха.


Читайте порно рассказы вместе с нами!