Порно рассказы
22 сентября 2015 в 00:09

Цыганское проклятие или Перевоплощение скромницы


Миленькая рыжеволосая девочка Юля бежала домой, роняя слёзы. Бедняжку обидел тот, кому она собиралась посвятить всю себя до последнего дня жизни, тот, в ком души не чаяла и просила на нее не давить. Давление студентка первокурсница испытывала немалое в лице старшекурсника Феди, парень хотел заняться любовью, причем требовал этого, а не просил или умолял. Наваждение обрушилось на глупца, когда тот испытал сильнейшее унижение от друзей, начавших прикалываться над ним, говоря, что сопливая мокрощелка крутит им, как юлой. Ну, кому понравятся подобные шуточки?! Вскипела гордыня в молодом человеке и тот выставил прелестнице ультиматум – секс или разлука, а Юля сгоряча вспылила и брякнула, что отношения между ними отныне разорваны. Красота с ранних лет связывала руки девицы, ведь все мальчишки со двора боролись за право ухаживать за нею, нередко заключали споры, кто станет первым счастливчиком, которому удастся строптивому рыжику разорвать девственную плёнку. Мать же научила доченьку проверять любовь кавалеров хитрым старинным способом:
- Скажешь, что отдашься только после замужества, а там гляди. Если любит крепко, будет ждать подходящего времени. С таким мальчиком и свадьбу сыграешь, и детишек ворох наплодишь, и счастлива будешь. С прохиндеем только честь свою девичью потеряешь.

Юля маму любила и уважала, поэтому совету следовала как завету, который ни при каких обстоятельствах нельзя нарушать. Домогательства Феди одним махом уничтожили у лапочки светлое чувство в сердце, оставили глубокую рану в душе, испортили настроение и надежды на крепкие, честные отношения. Куколка бежала, ревя взахлёб, и ничего не видела перед собой, слёзы застилали зеленоватые глазки, тушь текла по розовым щекам чёрными потоками. Она шмыгала носиком, вытирая влажные пальцы об уникальные пряди длинных волос. Бесподобная улыбка искривила лицо приступом боли, идеально белые зубки спрятались за алыми устами, приоткрывшимися для глотка воздуха через ротик. Колосистые тёмные брови изогнулись еще больше, став напоминать две одинаковые дуги, между которых образовалась некрасивая складочка. Став рабыней собственной красоты и заложницей материнского совета, девочка рисковала никогда не найти себе парня в современном, распущенном обществе, пронизываемом грехопадениями и червоточиной. Сам секс мог остаться для Юли заветной мечтой, если бы не случайная встреча.

- Милая, чего нюни распустила? Расскажи гадалке, а я тебе всю правду о будущем твоём расскажу.
- Уйди, цыганка, без тебя сейчас паскудно.
- Ой, солнце, за что же ты так грубо цыганку облаяла? Я ведь с благими намерениями.
- Знаю я ваши благие намерения – карманы обчистите и радуетесь чужому горю!

Юля кинула обидные слова, даже не повернув голову в сторону черноволосой бабки с пёстрыми одеждами, одним вставным стеклянным глазом и настолько кривыми зубами, что забор в опустевшей деревне мог показаться ровнее. Она не слышала, как гадалка посыпала проклятиями в спину, обрекая на обидчицу бессонные ночи адских страданий. Студентка не видела, как в воздух взмыло облако белой пыли, как мигнул свет в витрине стоявшего рядом магазина и, конечно же, не заметила, как ведунья растворилась в воздухе. Домой бедняжка пришла в беспамятства, не помня себя, рухнула на кровать и уснула крепким сном. Все в комнате начало светиться розовыми вспышками света, голос старухи послышался из полумрака, зловещее проклятие влетело в ушки Юлии, начав необратимый процесс перемещения в потустороннюю реальность.

***

- Юлька, сука такая, подымайся, клиенты пришли?
- Отстань.
- Я тебе сейчас лицо на жопу натяну. Шалава конченая, быстро пошла работать!
- Ты кто и что от меня хочешь?
- Ах, ты ж наркоманка трахнутая, живо выметайся из спальни. Двигай к клиентам. Тебя итак уже заждались. А чтобы неповадно было с сутенёром так базарить, держи подачу для профилактики.

Удар в дышло вышиб из Юли весь воздух, девушка закашлялась, задыхаясь от непроизвольного сокращения лёгких, слёзы у неё выступили на глазах, а жесткая руках обнаглевшего мерзавца потащила её за гриву из комнаты, где спало еще несколько секс-рабынь. Перестроить собственное мировосприятие за считанные секунды, очутившись в образе проститутки, оказалось непосильной задачей. Солнышко думала, что это розыгрыш или жуткий кошмарный сон, но не возмездие цыганской гадалки за услышанные оскорбления. Психованный садист вытащил девушку к двум похотливым юнцам, дожидавшимся встречи с повесой, которая по заявлению сутенёра раньше брала исключительно в рот и согласилась отдаться только за большие деньги. Парни тут же произвели расчёт с хозяином подпольного борделя, едва рассмотрели безупречную внешность жрицы любви. Высокий брюнет ухватил жертву волшебной иллюзии за уши и потащил их вниз, намекая минетчице на отсос, второй светловолосый мерзавец рванул за нейлоновые чулки, плотно облегавшие спелую попку девицы. Повесы не церемонились, проявляя агрессивную грубость, они получали то, за что выложили немалую сумму, желая, чтобы куртизанка отработала каждую копеечку. Разрыв рта огромным писюном происходил в два этапа: сначала нетерпеливый клиент всунул половину члена, стискивая скулы партнёрши, а потом сдавил глотку и не оставив ей возможности вдохнуть, протолкнул порцию воздуха вместе со вторым толчком. Ягодицы Юлечки тряслись как осиновый лист на ветру, волосы встали дыбом от эффекта пилоэрекции, анус непроизвольно сжался, вызывая неприятный спазм внизу живота, и почему-то вдруг сильно захотелось помочиться.

- Внатуре целка! – вскрикнул блондин, растягивая пальцами лоно, будто опытный гинеколог.
- Обожди, не порть шлюшку.
- Предлагаешь попользовать ее во все дыры вместе?
- Она чистенькая, можно трахать без гандонов.
- Чувак, идея улётная. А сутенёр ничего не говорил, в неё можно кончать?
- Раз не запрещал, значит можно.

От безысходности девушка сложила пухлые губки бантиком, пустила слёзы на широко раскрытые фисташковые глаза, упёрлась руками в потные бедра растлителей, ощутив, как пушисто-волнистые волосы сползли по бокам от отвисавших грудей. Юлю жучили не по-детски, вгоняя члены, похожие на сваренные сосиски, по самые основания, языку в ротовой полости мета не хватало, она едва успевала его прятать за щеками. От непривычки новичок на поприще продажной любви чувствовала рвотные позывы, рождаемые раздражением глоточных альвеол. Два здоровенных крепки лба беспощадно сношали девочку, издевательски измываясь над нею похабными шутками, от которых вывернуло бы любого извращенца.

- Старый друг дрючит грязных шлюх.
- Одна палка хорошо, а две палки лучше!
- После дегустации леденцов мы тебя манной кашей накормим.
- Отведаешь молофьи добрых молодцев, падшая женщина.

Ответить с набитым ртом Юля не могла, а когда сперма нескончаемым потоком начала заливать глотку, не сумела раскрыть рот, чтобы сплюнуть белую гадость на пол. Связки скул растянулись, язык распух, губы предательски стиснулись, отправляя семенную жидкость стекать по корню языка в желудок. Бабники не успели переглянуться, как пенисы вновь встали торчком, яйца у них прямо на глазах начали оттягивать мошонку, демонстрируя небывалую скорость выработки спермы для повторного полового акта. Подонки силой уложили брыкающуюся Юлю на софу и как две акулы стали увиваться вокруг алого бутона вьюнком, делая тщетные попытки приспособить распухающие дубины. Лишь когда ребята выстроили нефритовые поршни параллельно и сосредоточенно пыхтя сунули ими одновременно по направлению к непорочной вульве, непорочная дырочка открылась.

- Ой, мамочки. Ах, как больно. Ай-ай-ай. Спасите-помогите. Ох-х-х-х...

Несдержанный хрип вышел из красавицы непроизвольно, она потеряла контроль из-за невыносимых физических страданий, после чего начала испытывать приятное томление внизу живота и эффект летающих бабочек, о котором слышала когда-то от подружек. Клиенты хватали рыжика за пухлые сметанные шары с малиновыми сосками, ласкали клубнично-розовый клитор, тискали наливные ягодицы, изредка отвешивая приятные шлепки. В дырочке с медитативным постоянством чавкала выделяющаяся жидкость, крови было совсем мало и её сразу же размазали по половым губам, смазка же лила из Юли фонтаном.

- Да, еще, это чертовски приятно!
- Гляди, целка заговорила.
- Потри горошину под рыжеющей шерстью, она тебе и не такое запоёт.
- Заткнитесь, кобели, лучше трахайте жёстче.

Крик завёл бесстыдников, начавших пороть грязную потаскуху в блаженном трансе, не обращая внимания на образовавшуюся между ног проститутки сырость. Кто-то из них на кураже вставил большой палец руки Юленьке в попку и смачно провернул по часовой стрелке, раскрыв редчайший природный дар. Девочка-брызгалка пустила фонтан кристальной жидкости в мучителей, завопила в экстазе и, пытаясь прекратить сквиртинг начала часто теребить клитор. Поток жижи заполнял комнату, будто это была не конура в борделе, а каюта на тонущем судне. Влага прибывала безостановочно, мелкие вещи интерьера начинали плавать на поверхности, будто морская тина у берега при шторме, женское тело покрывалось настолько стремительно, что через несколько вздохов на поверхности оставались только сиськи. Откуда-то из глубин смазки вынырнула рука озабоченного парня, судя по поросли волос, это был темноволосый организатор блядского похождения, пытавшийся перед собственной кончиной потискать дамские прелести.

***

- Юля, держи равновесие!
- Мы где?
- В шаре. Ты не в себе?
- Что мы тут делаем?
- Трахаемся, дорогуша.
- Почему в шаре?
- Ты употребляла перед выступлением? Почему задаёшь идиотские вопросы! Меня-то хоть помнишь, как зовут?
- Смутно. Игорь? Артём?
- Вообще-то Дима. Раздвинь ноги шире и в следующий раз чаще брей отрастающую шерсть!

Дима, стоя как акробат, нахлобучивал возбуждённый член рукой. Его ноги удерживали равновесие только благодаря распластавшейся перед ним Юлии. В неглубоком бассейне площадью 4 м² плавал герметичный шар, наподобие тех, что ради развлечения выставляют на морских пляжах. Влага вовнутрь не попадала, а благодаря воздуху помогала конструкции вместе с находящимися внутри виртуозами секса держаться наплаву.

- Дорогуша, если ты хочешь получить больше денег, придется импровизировать, коль уж всё забыла!
- Дима, это ты сейчас о чём?
- Присмотрись, сколько зевак вокруг. Наши немецкие зрители хотят видеть зрелище!
- Зрители??? Немецкие???

Юля присмотрелась через тонкую плёнку воды по краям шара и увидела смирно сидящую толпу педантичных немцев, внимательно изучавших всё происходящее перед ними. С дальних рядов приходилось глядеть в большой монитор, на котором транслировалось непотребство крупным планом. Видно было, как некоторые дамочки дрочили член своим спутникам, другие же отсасывали или наоборот принимали влагалищем лицо кавалера. Это была стандартная вечеринка немецких извращенцев, а центром внимания стала русская парочка, ловко совокупляющаяся внутри странной резиновой сферы. Не успела Юля опомниться, собраться с мыслями, как что-то твёрдое и солёное начало тыкать в губы:
- Открывай рот. Немцы обожают смотреть на минет!
- Я тебя совершенно не знаю.
- Шутишь, да я тебя тоже сегодня впервые вижу.
- Но...
- Деньги получила? Контракт подписала? Отработать придётся!

Милочка даже пикнуть не успела, а увесистое, крепкое мотовило партнёра уже начало хозяйничать за щекой. Дима всунул член так резко, что губы в рот засосало от внешнего давления, по языку проскользнуло тепло стоячего достоинства, а к подбородку девушки прижались волосатые, влажные гениталии. Юля непроизвольно дёрнулась, бежать некуда, да еще слышен гул недовольной толпы содомитов. Испытав прилив храбрости, скромница пожелала немножко побыть эпицентром всеобщего внимания, для чего принялась мастурбировать. Влагалище было сухим, до жути красным и неприлично широким, будто девственностью там никогда не пахло. Рыжая паинька собрала с подбородка остатки выделяющейся слюны, снова втиснула пальцы в лоно, испытывая прилив жаркой волны, словно она только что глотнула стакан водки. Кипяток расходился по телу, чрево стало хлюпать и расширяться, смазки стало больше, чем хотелось бы.

- Запихивай всю пятерню в себя.
- У?
- Покажи немцам фистинг!
- У?
- М-да, с хуем во рту не поговоришь. Вставляешь руку в дырку по кисть и дрочишь.
- А!

Тихоня исполнила пожелание партнёра сквозь страх и риск испытать жуткую боль, но на удивления киска втягивала перста будто трясина. Последним исчез большой палец правой руки – при попытке его подогнуть к ладошке кисть несколько расширилась. Трахать себя кулаком девочка не хотела, зато Дима хотел устроить феерическое представление для зрительской аудитории. Вынув влажный, натруженный, бардовый кукан изо рта партнёрши, плейбой развернулся и приставил потную жопу к лицу рыжика.

- Делай мне ануслинг и дрочи левой рукой, а я помог тебе пропихнуть правую!
- Ты сдурел? Что такое ануслинг?
- Очко мне отполируй язычком, скромница.
- Фу.
- Фу? Если ты этого не сделаешь для наших друзей, я нассу тебе в рот, милая.

Юля неохотно прикоснулась к волосатому красному кольцу кончиком язычка, лизнув его в самую сердцевину по-кошачьи. Пенис Димы тут же заметно напрягся, синие вены выступили на красной плоти, головка стала чуть больше, тем самым не давая крайней плоти собраться в пучок на уретре. Рука Юли продырявила не только письку, она сделала брешь в благопристойности и воспитанности приличной девчушки, студентки первого курса филологического факультета, продырявила душеньку навылет. От самоудовлетворения болели стенки вагины, тело сотрясали оргазмы, контроль над телодвижениями осуществлялся не разумом, а какими-то высшими материями. Солнышко поняла, что без очередного сквирта выбраться из передряги не выйдет.

- Эй, половой гигант, трахни меня в задницу!
- Вот это моя девочка. Разгорячилась?
- Нет, тебе захотела сделать приятно, отдав свою невинность.
- Похвально такое слышать от шалавы.
- Сам-то пиздострадалец еще тот.
- Не спорю, но на моей чести и репутации чёрных пятен не останется, в отличие от тебя. Подставляй жопу, а то я на ногах уже стоять не могу.

Дима порвал Юле попку увесистым смычком, живого места на анусе не оставил, пока долбил тугое отверстие, осваиваться не давал, предвкушая получить симпатии зрителей за устроенный акт сексуального вандализма. Осквернение интимности вынудило бедняжку извиваться, скулить, жалостно вопить, но руку из влагалища студентка не достала до тех самых пор, пока горячая струя секреторного гейзера не начала бить в ладонь. Повертев пригоршней в дырочке (щелочкой писька уже не была к тому времени), Юля распустила пальцы в стороны, будто хвост павлина, сжала клитор и стала судорожно кончать, выпуская на потеху изумлённым немецким ротозеям фонтан жидкости. Сфера стремительно заполнилась, не оставив ни глотка воздуха плавающим внутри людям, девушка была готова к перерождению в новом образе, а вот парень изо всех сил барахтался, хватая барышню за прелести и под конец излился, наполнив ей прямую кишку спермой.

***

- Ну, наконец-то, гулёна, тебя уж все заждались!
- Все? А ты еще кто?
- Всё шутишь, привереда?! Ребята тебя ждут.
- Много их там.
- Как ты хотела, десять человек.
- Подробнее.
- Все разного возраста, с достоинствами разного размера.
- Еще что?
- Как хотела, ни косоглазых, ни черножопых, ни краснокожих там не присутствует.
- Это я еще и расистка получаюсь?
- Милая, не морочь мне голову. Беги уж трахаться, а то без тебя там мужики друг друга отымеют. А оно мне надо, десяток педерастов потом успокаивать?!

Организаторша оргии шествовала рядом с Юлей в строгом чёрном костюме. На девочке оказалось надето шикарное красное платье с открытым декольте, роскошным вырезом на бедре, неприлично высоких босоножках и без трусов. В заднем проходе у милочку жуть как свербело, лоно жгло огнём, словно внутри него разгорелось адское пламя, что подталкивало к мысли не о перерождении тела, а о телепортации что ли. Необъяснимое явление не оставляло заложницу обстоятельств в покое, пока она не очутилась в комнатушке площадью несчастных 6 м², окруженная толпой голых мужиков в масках. Они прятали лица, зато выставляли вздыбленные кочерыжки, которые скромнице не хотелось в себя заталкивать. Интуиция рыжику подсказывала, что нарушить правила игры не удастся и единственный способ выбраться из плена, это наполнить комнату до краёв жидкостью. Сперма идеально для этого подходила.

Без подготовки, флирта, разогрева девочка бросилась отсасывать половые члены, метаться между дубовыми причиндалами, глубоко захватывая каждый ртом. Руки пигалицы неутомимо наяривали по волосатым флейтам, начинавшим незамедлительно извергаться спермой. Не успевала одна пиписька падать, как лапочка хваталась за другую, замечая рост эрекции, у предыдущего. Замкнутый круг точно гарантировал наполнение комнаты семенной жидкостью, если только у Юленьки кровавые мозоли на руках не появятся, и рот не станет шире жопы.

«Так-с, я выберусь отсюда, я сильная, а самое главное умная девочка! Можно же утонуть в тазике, который наполнить будет гораздо проще, чем комнату. Тем более, не собираюсь тут дрочить целую вечность».

Глазами Юля нашла вазу с конфетами, опрокинула её и стала сплёвывать сперму в сосуд, постепенно заполняя его до краёв. Ударница орального труда спустя час имела в распоряжении вазу, полную перламутровой слизи с неприятным душком, сильно напоминавшим протухшие куриные яйца. Члены толпились у лица обессилившей членососки, ее руки еле поднимались до уровня плеча, усталость играла на руку, ведь только не способный сопротивляться человек сможет утонуть в луже физиологических выделений. Выжав из себя все соки до последней капли, потратив остатки энергии на мастурбацию половых членов, Юля упала мордашкой в вазу, пустила несколько пузырей, сделала несколько полных глотков, пока белёсая жидкость не попала в лёгкие. К обжигающей боли в груди, потемнению в глазах девочка была готова, лишь ее мозг оставался жить еще некоторое время, пытаясь представить, каким же будет следующее испытание.

***

- Пигалица, кто ж тебя так оприходовал?
- Ты еще кто, дядя?
- А, ну всё понятно, уличная шмара. Немудрено, младенец на руках, а помочь некому. Наверняка, безотцовщина вырастет.
- Да пошёл ты, плешивый мудак.

Как будущий филолог, человек исключительной начитанности, духовно развитый, Юля не имела морального права откровенно неприлично выражаться, но послав незнакомца, она всё равно не могла испортить себе карму. Куда уж хуже, если тебя после каждого оргазма перебрасывает в новое, незнакомое место для занятия сексом с незнакомыми мужчинами. В душе у студентки всё кипело от гнева, она уж стала забывать, где ее реальность начинается и где заканчивается, ведь всё происходило слишком реалистично. Сильная магия работала без осечек, и угасала она только со временем, пик активности цыганского проклятия минул, это чувствовалось по ситуации, которую не передать словами. Оттраханная во все дыры и затраханная до беспамятства скромница напоминала злую цепную собаку, готовую словесно накинуться на любого человека и перегрызть ему глотку даже за косо брошенный взгляд. Слова плешивого дядьки с проседью в висках стали катализатором, запустившим взрывную реакцию, вылившуюся во взаимные оскорбления.

- Видать, давненько тебя никто не имел?
- Только недавно десять писюнов отстрочила.
- Нимфоманка? Десяток кобелей тебя не смогла удовлетворить?
- Больше, я еще утром с тремя перепихнулась.
- Пупок не стёрся столько кувыркаться?
- Нет, манда и жопа стали единой дыркой. Хочешь туда всунуть свою висюльку?
- Я бы между сисек поелозил своим сморщенным дружком.

Юля не обратила внимания на свёрток в коляске, точно зная, что всё это ненастоящее. Она оттолкнула коляску в сторону, резко задрала футболку, давая мясистым выпуклостям вывалиться наружу. Грудное молоко тут же брызнуло из припухших сосков, ореолы стали саднить от переизбытка питательного вещества. Девушка хотела встать, но почувствовала, как утяжелился ее упругий зад – попа после родов стала на всю длину лавочки, ноги превратились в кожаные столбы, из которых торчали коротенькие пальцы. Естественная красота увяла, оставив горемыке уйму недостатков. Зрелый дядька перед тем, как вывалить хрен, вытянул изо рта вставную челюсть – его ротовая полость стала беззубой, гладкие красные дёсны были безобразными, как и изменение контуров лица в области носогубного треугольника. Извращенец присосался к сисям, выпивая грудное молоко и даря девушке относительное удовольствие, его рабочие руки удерживали вымя, оставляя грязные отпечатки на белоснежной коже.

- Ты где такую молодуху откопал, Михалыч?
- О, Петрович, присоединяйся, попробуй эту сочную кобылу!
- Ау, это что за бомж?
- Мой товарищ, мы с ним вместе на районе бутылки собираем.

Глаза Юли были в томной поволоке от уходящего молока, клонило в сон и хотелось как можно быстрее перенестись на следующую локацию, но способов утонуть в этом сне не было. Развязка наступила сама собой – сосущие бомжи выпили все титьки девушки, лишив ее природной роскоши. В изнеможении студентка отключилась.

***

Всё время, пока Юля путешествовала по грёзам, ее тело пролежало на кровати в комнате. В руке пригорюнившейся скромницы интенсивно вибрировал телефон, на экране которого светилась фотография обидчика, изо рта текла слюна на подушку, пузырилась и, попадая в нос, мешала нормально дышать. От Феди пришло пятьдесят пропущенных вызовов, но настойчивый ловелас не унимался, потому что слишком сильно любил свою пассию. Он не хотел разрыва и мечтал сказать, что готов даже дрочить до свадьбы, лишь бы только его благоверная целка всегда была рядышком!

Из блога Ксении Стриженко: Хочу поделиться с вами своей маленькой радостью... У меня таки получилось УВЕЛИЧИТЬ грудь прямо в домашних условиях на 2 размера!!! Помните, я писала примерно 1 год назад, что мне жутко не нравится моя микроскопическая грудь, и просила вашего совета - как увеличить ее? Так вот, перепробовала я все ваши упражнения, таблетки, 25 кадры, массаж и так далее. ЭТО ВСЕ ПОЛНАЯ ЧУШЬ. Не помогает. Грудь не выросла ни на миллиметр... Читать полностью

Читайте порно рассказы вместе с нами!